«В Движении»: Коронавирус в мире. Израиль, Германия, Южная Корея, США

23 апреля 2020 года

По числу пациентов, заражённых коронавирусом, в больницах лидируют США — львиная доля приходится на штат Нью-Йорк. В Германии наоборот отмечается резкий спад числа заражений. Как справляются с трудностями наши соотечественники, проживающие в Южной Корее, Германии, Израиле и США? Об этом «Русский мир» узнал у своих собеседников — Наталии Гулиной, Кристины Жилиной, Леона Гельман, Квентина и Елены Фроемке. Интервьюирует — Равид Гор.

«В движении» — ведущий Равид Гор ведёт запись интервью из дома


Равид Гор: Здравствуйте! Вы смотрите программу «В движении». Мы продолжаем работать и записывать интервью из дома в рамках мер по самоизоляции. Меня зовут Равид Гор и в этом выпуске программы мы выполняем обещание продолжить интервьюировать наших соотечественников из разных стран о жизни во время пандемии коронавируса. Сегодня с нами на связи собеседники из США, Кореи, Израиля и Германии. Как видите, весьма обширная география. Итак, приступим.

Наталья Галина (г. Донгтан): Изначально мы серьёзно не воспринимали сложившуюся ситуацию, наблюдали за Китаем. А потом уже эпидемия начала распространяться и у нас. Приехала одна кореянка, которая побывала в Китае, и через неё пошла большая вспышка. Государство стало предприниматься определённые меры: государственные школы закрылись, некоторые предприятия были закрыты или переведены на удалённую работу. Но всё-таки у нас продолжали работать кафе, кинотеатры, магазины.

Квентин и Елена Фроемке (г. Портленд): Как только объявили карантин, парки и другие общественные места были открыты, и все сразу понеслись на пляж. Там уже было столпотворение, поэтому сразу после этого всё быстро закрыли и сказали, что даже на игровые площадки нельзя ходить.

Кристина Жилина (г. Ольденбург): В нашем городе карантин объявили официально 20 марта. В Германии, в целом, карантин объявили с начала февраля. Постепенно федеральные земли, так как их в Германии 16, друг за другом объявляли карантин.

Леон Гельман (г. Ашдод): Первые дни, когда это начиналось, мы все смотрели по телевизору, что происходит в Китае. На самом деле, к этому серьёзно не относились, потому что это было далеко от нас. Когда это к нам пришло, потихоньку люди остались без работы.

Квентин и Елена Фроемке: Сейчас, мне кажется, есть несколько стадий. Сначала все не верили, потом наступил шок, так как это касалось уже всех, все должны сидеть дома, теперь все более-менее смиряются. Некоторые люди боятся ходить в магазины, заказывают домой доставку.

Наталья Галина: Многие начали паниковать. У нас даже были случаи, когда в магазинах раскупили продукты. Однако это было не долго, приблизительно в течение недели всё восстановилось. Не было в продаже масок.

Квентин и Елена Фроемке: Нам немного повезло, так как губернатор сразу принял меры и, как только всё разворачивалось, она быстро приняла решение ввести карантин. Мне кажется, поэтому у нас более-менее немного случаев.

Наталья Галина: Если изначально люди просто носили маски, то потом стало всё и везде обрабатываться. Куда бы ты ни зашёл, везде есть санитайзеры. Люди сразу обрабатывают руки, обязательно ношение масок.

Леон Гельман: В городе нельзя передвигаться, можно только в чрезвычайных случаях: лекарства, магазины.

Кристина Жилина: Здесь всё закрыто, работают только продуктовые и строительные магазины. Остальное — нет.

Наталья Галина: Ежедневно на телефон нам приходят СМС, где сообщается о том, кто заболел, сколько заражённых, в каком районе, где они жили, где ходили. Люди могут это открыто видеть. Есть даже специальные приложения, которые показывают ситуацию в твоём районе.

Кристина Жилина: Нельзя встречаться с друзьями, собираться группами более 3-4 человек, если это не члены твоей семьи, если ты не проживаешь с этими людьми, так скажем, в одном доме.

Квентин и Елена Фроемке: По моим наблюдениям, люди хорошо справляются. Они соблюдают безопасную дистанцию. Магазины единовременно пускают ограниченное количество человек.

Служащие Национальной Гвардии США в Нью-Йорке регистрируют людей в мобильном центре тестирования на COVID-19 в Глен-Исланд Парке, 14 марта 2020 года


Наталья Галина: Ни кафе, ни рестораны, ни магазины, ни парки не были закрыты. Единственное, на государственном уровне были отменены крупные мероприятия.

Леон Гельман: Не все с этим смирились сразу, из-за чего вначале был небольшой хаос. Со временем я вижу, что люди начинают больше понимать и соблюдать эти правила, потому что все хотят, чтобы это закончилось.

Наталья Галина: Обязательных мер нет. Корейцы сами по себе очень послушный и дисциплинированный народ. Если им сказали, что нужно справиться с распространением вируса, они и сами многие не выходили на улицу.

Равид Гор: Как государство помогает тем, кто потерял работу или находится в неоплачиваемом отпуске?

Леон Гельман: Пожилых людей снабжают едой, чтобы у них было нормальное питание. Очень много денег уходит в эту сферу.

Квентин и Елена Фроемке: Я слышал, что уровень безработицы вырос до 20 %, в то время как обычно он на уровне 3-4 %. Государство отправляет людям пособия в размере пары тысяч долларов, что хорошо, но карантин длительный, и этого недостаточно для оплаты аренды и прочего.

Кристина Жилина: В Германии есть большой плюс — это поддержка как от государства, так и от компаний. Понятно, что очень страдают авиакомпании. Люди остались вообще без работы, но здесь людей не увольняют. Просто компании подают заявление на государственную поддержку.

Леон Гельман: Государство занимается нами, помогает и армия, помогающая развозить продукты и прочее, муниципалитет также вкладывает все свои ресурсы, чтобы обеспечить всех едой. Это тоже необходимо, потому что если этого не делать, всё будет плохо.

Наталья Галина: Что касается экономики, я думаю, какой-то баланс в Корее поможет сохранить её на нужном уровне. Однако несмотря на этот баланс кризис сильно ударит по нам.

Кристина Жилина: Люди не перестали потреблять, да, мы сидим дома, но мы продолжаем потреблять. Мы — потребители по своей натуре. Мы продолжаем покупать, сидеть в Интернете, шоппинг идёт онлайн.

Леон Гельман: Что получилось с бизнесом… Я считаю, что государство должно этим заняться, но оно пока ещё не принимает решительных мер. Предприниматели платят большие налоги в месяц, на которых, можно сказать, и построено государство. Они теперь введены в безработицу, не получая какого-либо минимума. Говорят о том, что сейчас им хотят дать этот минимум, но они всё равно не получают официально так же как и обычный наёмный рабочий.

Кристина Жилина: Я не наблюдаю фейк-ньюз вообще, мне это нравится. Я вижу, как передаётся информация в новостной ленте. Я наблюдаю сухие факты без любой предвзятой оценки. Людям сообщают то, что есть по факту.

Леон Гельман: За ложные новости будут предусматриваться штрафы. Сейчас и Фейсбук начал работу, предотвращающую распространение фейков.

Квентин и Елена Фроемке: Я не читаю тонны новостей, но я видел новости, хотя это нельзя назвать «новостями», скорее «истории» о лечении, которое не было доказано научно, например, народные средства или не протестированные. Лже-медицинские новости — это то, с чем я в основном столкнулся.

Спикеры программы «В движении»

Равид Гор: Как, на ваш взгляд, система здравоохранения справляется с наплывом больных?

Наталья Галина: Я вообще не слышала, чтобы у нас врачи валились с ног или не хватало коек. Среди моих знакомых нет заболевших коронавирусом, а, к примеру, заболевших онкологией я могу перечислить.

Квентин и Елена Фроемке: Если вам понадобится в больницу по какой-то иной причине, кроме коронавируса, вы не испытаете проблем с этим, ресурсов хватает. Наш губернатор недавно выслала несколько вентиляторов штату Нью-Йорк, так как у них большая нехватка, а у нас пока всего достаточно.

Леон Гельман: Разговаривал с представителями сферы медицины, и один из них мне сказал, что они измотаны. И они стараются и работают. Это уже не работа, а идеология спасти мир.

Квентин и Елена Фроемке: Опасаемся и поэтому поддерживаем губернатора с карантином. Люди стараются не выходить из дома, чтобы эта кривая выровнялась и не стала перезагружать больницы.

Кристина Жилина: Дело в том, что наш ближайший родственник работает добровольцем в службе здравоохранения при Правительстве Германии. Он говорит, что, действительно, привозят аппараты ИВЛ из Австрии без инструкций, потому что их просто не успевают печатать даже. Леон Гельман: На самом деле, сейчас коронавирус, тяжёлое время, множество волонтёров. Я понял, что волонтёры — это люди, которые отдают, тратят своё дорогое время, у них есть дети, семьи, но ни вызвались на помощь в такой беде. Без них это было бы невозможно. Они — молодцы.

Квентин и Елена Фроемке: У нас есть что-то вроде локального Фейсбука, который называется Nextdoor. Там люди пишут запросы о помощи или предложения помощи. Ничего нового, но я видел, как люди писали о том, что ищут людей для помощи в доставке продуктов или чего-то необходимого. На нашей улице мы предложили помощь пожилым соседям.

Наталья Галина: Лично моё мнение такое — был и MERS, и SARS, у нас ежегодно практически преддверие ядерной войны с Северной Кореей. Поэтому выработался определённый иммунитет.

Квентин и Елена Фроемке: Нам в этом случае везёт — мы оба можем работать в удалённом режиме. Мы уже почти месяц сидим дома и работаем. Скучать не приходится, есть дела, полная ставка. Много свободного времени у нас нет.

Леон Гельман: Есть люди, которым важно было, допустим, купить дорогую машину, дорогие вещи. Сейчас приоритеты поменялись, потому что люди думают о том, как выжить, как прокормить свою семью. Я понял, что есть вещи гораздо важнее. Да, очень много изменилось, и прежде всего, в финансовом плане.

Квентин и Елена Фроемке: Экономится время на дорогу, которое раньше мы тратили. Это радует. Проводим больше времени с семьёй, обедаем и ужинаем вместе, что до пандемии было очень редко.

Кристина Жилина: Главное, занимать себя, делать полезные вещи, саморазвиваться и использовать онлайн-ресурсы для самообучения. Онлайн-образование развивается, сейчас самое время!

Квентин и Елена Фроемке: Не паникуйте. Постарайтесь получить удовольствие от карантина, максимально насладитесь этим временем, проведите время с детьми.

Леон Гельман: Я могу сказать, сейчас перед нами тяжёлое время, и мир меняется у нас на глазах. Надо всё время смотреть во все стороны и помогать своему ближнему. Потому что если я один останусь в этом мире и выживу, то я проиграю. Надо объединяться и следовать примеру волонтёров, чтобы победить пандемию.

Квентин и Елена Фроемке: Желаем крепкого здоровья всем, надежды! Всё это, конечно, кончится, и всё встанет на свои места. Хочу также пожелать людям использовать возможности тихой жизни.

Равид Гор: Огромное спасибо! Это была интересная беседа, надеюсь, она была полезной для наших зрителей.

 

СсылкиПравить

ИсточникиПравить


Эта страница создана участником Lubov kurjanova в рамках конкурса «Останься дома с Викиновостями».
 

Комментарии

Викиновости и Wikimedia Foundation не несут ответственности за любые материалы и точки зрения, находящиеся на странице и в разделе комментариев.