Ара Тадевосян: ЕПК — истина в последней инстанции?

25 мая 2011 года

Wikinews-logo-ru.svg

Зато президент ЕПК, большой специалист по журналистской этике, использовал в своем ответе такие «этичные» выражения как «пасквиль», «карикатурно», «фальшивка», а сам тон повествования напоминал выговор строго учителя нерадивому ученику. Если г-н Навасардян что-то перепутал, напомню ему, что, к счастью, у меня были совсем другие учителя.

Большую часть своего ответа президент ЕПК посвятил не предмету спора, а фактам моей биографии, которая, как мне казалось, не является объектом общественного интереса.

Постараюсь ответить г-ну Навасардяну по существу. Разъяснения президента ЕПК и ответ Совета по информационным спорам (СИС) не кажутся мне убедительными. Кстати, президент ЕПК пишет: «На веб-сайте агентства было опубликовано официальное опровержение на этот счет от имени Совета по информационным спорам». Обращу внимание господина Навасардяна на то, что на нашем сайте был опубликован ответ СИС, а не «опровержение». Может, президент ЕПК не читал внимательно документ, который был отправлен в Медиамакс Советом?

Не совсем понятно, что имеет в виду г-н Навасардян под «официальным предложением»? Он отмечает, что СИС был официально создан 1 мая. Предложение главному редактору Медиамакс поступило до этого. Может ли делать еще не созданный орган «официальные предложения»? Может ли иметь секретаря еще несозданный орган? Во-вторых, если секретарь СИС сделала предложение главному редактору Медиамакс без согласования со своими коллегами по Совету, то это вопросы «внутренней кухни» Совета, которые лучше решать между собой. В-третьих, из ответа Бориса Навасардяна явствует, что он даже не собирался обсуждать кандидатуру Давида Алавердяна на заседании Совета, и здесь очевидна разница с тем, что было изложено в ответе СИС.

Перейду к остальным фрагментам ответа президента ЕПК и отвечу по пунктам.

1. Почему Борис Навасардян выступает от имени остальных членов Совета? Опубликованный нами ответ был подписан Советом - и это значит, что с изложенной в нем позицией согласны все 5 членов Совета. Думаю, что если, к примеру, главному редактору газеты «Аравот» Араму Абрамяну было что сказать мне отдельно, он бы сделал это лично.

2. В своем ответе Борис Навасардян представляет и позицию Омбудсмена. А что, у Карена Андреасяна появился новый пресс-секретарь? Если нет, то меньшей мере странным выглядит тот факт, что за Омбудсмена говорит президент ЕПК. У Карена Андреасяна была возможность ознакомиться как с моей колонкой, так и с ответом СИС, и в случае необходимости он мог не раз озвучить свою позицию. Я предпочитаю выслушивать аргументы Омбудсмена непосредственно от Омбудсмена, а не от члена СИС.

3. Борис Навасардян пишет, что я «возложил на свои плечи ответственную обязанность руководителя Информационного центра в Армении». Это действительно так, я возглавляю данный центр последние несколько лет. Более того, центр был создан по моей инициативе, одобренной штаб-квартирой НАТО и правительством Армении. Центр функционирует очень успешно и отлично сотрудничает с армянскими СМИ. Только непонятно, какое отношение к СИС имеет факт моего руководства этим центром?

4. Борис Навасардян пишет, что «не завидует тем, кто ориентируется на наше агентство как на источник информации». А почему обществу должно быть интересно, кому завидует или не завидует президент ЕПК? С каких пор руководитель этой общественной организации стал истиной в последней материи и мерилом качества журналистики в Армении? Почему господин Навасардян считает, что обладает правом указывать - как следует готовить журналистские материалы, что является профессиональным и этичным? А если президент ЕПК все же считает, что после его ответа наши подписчики, скажем, Делегация ЕС в Армении, посольство США или посольство Великобритании перестанут воспринимать Медиамакс в качестве источника профессиональной и достоверной информации, то позвольте мне в этом, мягко говоря, усомниться.

5. Бориса Навасардяна почему-то сильно смутил тот факт, что мы «сопроводили опровержение Совета по информационным спорам фотографиями Шушан Дойдоян и Бориса Навасардяна». Повторюсь, мы не публиковали «опровержение». «Что хотели сказать “медиамаксовцы” этой “творческой” уловкой, почему такой же “чести” не удостоились другие члены Совета - вызывает самые разные догадки. И такая двусмысленность делает публикацию фотографий еще более неприемлемой с точки зрения журналистской этики», - пишет президент ЕПК. Поскольку г-н Навасардян не поделился с нами своими догадками, могу лишь напомнить ему притчу о бесполезности поиска черной кошки в темной комнате в условиях отсутствия таковой. Все предельно просто - моя колонка касалась несогласия президента ЕПК с кандидатурой нашего главного редактора, в ответе СИС говорилось о предложении сделанном Давиду Алавердяну секретарем СИС Шушан Дойдоян. Именно поэтому для иллюстрации к ответу СИС были выбраны фотографии Б. Навасардяна и Ш. Дойдоян. Если президент ЕПК видит в этом какой-то «тайный смысл», или ему почему-то не нравится быть запечатленным рядом с коллегой по Совету, то, может, ЕПК выпустит очередное учебное пособие - под названием «Как можно и как нельзя иллюстрировать публикации, в которых упоминается президент ЕПК»?

6. В своем ответе г-н Навасардян дважды упоминает тот факт, что я в течение 10 лет был членом Национальной комиссии по ТВ и радио (НКТР). Да, это общеизвестный факт. Я был членом этой Комиссии и принимал решения, за которые мне не стыдно перед собой. Но снова - какое отношение имеет к теме спора тот факт, что я был членом этой комиссии? Если господин Навасардян ищет дополнительные доводы, чтобы оправдать блокирование кандидатуры главного редактора Медиамакс, то пусть скажет об этом прямо.

7. Борис Навасардян в своем ответе упомянул и о проекте мониторинга СМИ в предвыборный период, в котором компания «Медиабренд Импекс» участвовала в 2008 году (3 года назад) в качестве субконтрактора английской компании Echo Research по заказу Европейского фонда за демократию. Да, я являюсь соучредителем и директором компании «Медиабренд Импекс», которая в феврале 2008 года работала с указанными организациями и получила за свои услуги 8,550 евро.

Борис Навасардян пишет, что искал упоминание о мониторинге на зайте Европейского фонда за демократию, но не нашел. Оказывается, факт отсутствия или наличия той или иной информации на сайте европейской неправительственной организации имеет непосредственное отношение к нашей дискуссии! В качестве утешения сообщу господину Навасардяну, что упоминание о проекте он может с легкостью найти на сайте компании «Медиабренд Импекс» на русском и английском языках.

Там же господин Навасардян и все интересующиеся могут прочитать, что «в феврале 2008 года агентство МеdiaBrand выступило в роли локального партнера известной британской компании ECHO Research при проведении мониторинга электронных и печатных СМИ Армении за первую неделю предвыборной кампании. Эксперты Echo Research проанализировали 743 телесюжетов, радиорепортажей и газетных статей, загруженных специалистами МеdiaBrand на ftp-сервер в Лондоне, и пришли к мнению, что 630 из них носили непредвзятый характер».

Еще 3 года назад директор отдела ECHO Research Карен Причард прокомментировала заявления о недостоверности отчета и слова Бориса Навасардяна: «Мы неоднократно отмечали, что газеты намного свободнее от давления властей, чем электронные СМИ, и нельзя сравнивать эти два совершенно разных вида прессы. Это то же самое, что смешивать апельсины с грушами».

«Радио, ТВ и печатные СМИ различны, но все они являются средствами массовой информации. Суть полученного нами заказа сводилась к оценке свободы СМИ, и мы представили в отчете то, что зафиксировали. На наш взгляд, печатные СМИ Армении обладают высокой степенью свободы, а телевидение больше подвержено влиянию правительства. Я уверена, что мы бы получили совершенно иную картину, если бы вели мониторинг и за блогами. Мы неоднократно заявляли, что 7 дней, в течение которых осуществлялся мониторинг, является небольшим сроком, однако тот факт, что СМИ были в состоянии публиковать чрезвычайно критические статьи несмотря на «самоцензуру», которая, как мы слышали, существует, свидетельствует о наличии свободы выражения в СМИ Армении. Мы считаем, что обладаем отличной методологией для глобального медиа-анализа и мы выступаем в качестве экспертов в судах Великобритании», - говорила Карен Причард.

Трудно понять, зачем Борис Навасардян вспомнил проект трехлетней давности. Вновь понадобились новые аргументы, чтобы оправдать блокирование кандидатуры Давида Алавердяна? Но если у него были претензии к компании «Медиабренд Импекс», то почему он ждал 3 года? Из-за «добросердечия»? Верится с трудом. Если же у президента ЕПК сохраняются претензии к ECHO Research и он открыто называет их продукт «фальшивкой», то вот контакты: http://www.echoresearch.com. Но причем тут Медиамакс, его главный редактор и Совет по информационным спорам? Или господин Навасардян в течение последних 3 лет никак не может «переварить» тот факт, что кто-то осмелился поставить под сомнение «аксиому» о том, что объективный мониторинг СМИ в предвыборный период в Армении делает исключительно ЕПК?

8. В своем посткриптуме президент ЕПК пишет, что я предлагал ему стать нашим колумнистом. Действительно, предлагал. Только мы не договорились в следующем: президент ЕПК предложил, чтобы у нас в качестве его авторских колонок публиковались материалы, которые будут ранее появляться в блоге ЕПК на официальном сайте Ереванского пресс-клуба. В ответ я сказал, что мы хотим предлагать нашим читателям уникальный контент, и предложенная форма сотрудничества нас вряд ли устроит. На том и разошлись. А теперь выясняется, что на самом деле у президента ЕПК было «желание понаблюдать какое-то время».

9. Мне кажется, что Борис Навасардян не совсем точно понял основной мотив моей колонки. Главным образом я хотел обратить внимание читателей на то, что Совет по информационным спорам рождается, на мой взгляд, в непрозрачных условиях. После ответов СИС и президента ЕПК вопросов у меня меньше не стало. Более того, оказалось, что один из членов новосозданного органа предпочитает не спорить по существу, а пытается искать «грехи» в биографии оппонента. Господин Навасардян, все мы не без греха, но я в ладах сам с собой, хорошо знаю, что делаю и к чему стремлюсь в этой жизни. Чего и Вам желаю.

 

ИсточникиПравить

Эта статья содержит материалы из статьи «Ара Тадевосян: ЕПК - истина в последней инстанции?», опубликованной PanARMENIAN.Net и распространяющейся на условиях лицензии Creative Commons Attribution 3.0 Unported (CC-BY 3.0 Unported).
Эта статья загружена автоматически ботом NewsBots в архив и ещё не проверялась редакторами Викиновостей.
Любой участник может оформить статью: добавить иллюстрации, викифицировать, заполнить шаблоны и добавить категории.
Любой редактор может снять этот шаблон после оформления и проверки.
 

Комментарии:Ара Тадевосян: ЕПК — истина в последней инстанции?