ВИА «Лейся, песня!» мечтает о музее в Красногорске

23 августа 2014 года

Wikinews-logo-ru.svg

Легендарному ансамблю «Лейся, песня!» в этом году 40 лет. За это время сменялись солисты, руководители, гитаристы, клавишники, но коллектив выжил, несмотря на бурные перемены и в стране, и в шоу-бизнесе. Через годы прошли хиты ансамбля, и до сих пор остались хитами «Обручальное кольцо», «Конопатая девчонка», «Прощай», «Где же ты была», «Ты не забудешь обо мне», «Вот увидишь», «Кто тебе сказал», «Через две зимы». Так сложилось, что почти все участники «Лейся, песня!» живут в Подмосковье. Уже больше 15 лет возглавляет коллектив Александр Филаткин. Он же по совместительству бас-гитарист, вокалист. Александр и его жена Виктория, также солистка коллектива, живут в Красногорске. Там же живет и Сергей Шевельков – барабанщик. Гитарист Эдуард Голиков – житель Химок, а клавишник Сергей Алешин - из Пушкино. Так что Подмосковье для них – свое родное.

- Александр, а родились вы в Подмосковье?

- Нет, родился я в Москве, но потом родители переехали в Хлебниково, небольшой поселок возле Долгопрудного. Так что уже рос и школу заканчивал я там.

- Виктор Рыбин тоже оттуда, вы с ним в детстве не пересекались?

- Я хорошо знал Сережу Катина, который потом придумал ансамбль «Дюна», где Витя и запел впоследствии. А Сережа был там бас-гитаристом.

- Что запомнилось из того времени?

- Мы гоняли на мотоциклах и репетировали в ансамбле. Я занимался тогда в клубе, в поселке Шереметьево. Он тогда был единственным международным аэропортом, и мы туда бегали смотреть на иностранные машины, которых не было у нас. Мы собирались у нас на судоходном канале в «Зеленой гавани», там, где этот канал разливался и где стояли яхты. Собирались с гитарами, с девчонками, купались, пели песни, в том числе и лейсяпесневские. Теперь здесь построили клуб «Адмирал», где мы выступаем частенько.

- В чем же секрет ваших песен, что они так долго остаются актуальными?

- Сложно сказать, но старые песни сегодня очень востребованы. И их все время просит публика. Это так же, как «Deep Purple», когда дают концерты, все просят их спеть «Smoke On The Water». Я думаю, они уже готовы повеситься от этой песни, так она им надоела. Хотя у них куча пластинок была выпущена в 90-е годы, а они вынуждены исполнять эту. Наверное, еще 50 лет должно пройти, чтобы оценили их новые песни, хотя вряд ли…

- Вы тоже пишете новые песни в надежде на это?

- Мы все время обновляем репертуар. Выпускаем пластинки, где из двенадцати -пятнадцати вещей три-четыре новые. Но даже если люди аплодируют, то они в большинстве своем думают, что это старые песни. На самом деле мы можем отработать целый концерт, состоящий из новых песен, но просто это вряд ли кому-то надо. Но если мы будем идти на принцип, то лет через двадцать, может, переломим ситуацию. Но мы обновляем старые песни, и это публике по вкусу. Вот недавно сделали новую аранжировку песни «Белая черемуха», которую Анна Герман записала с ансамблем «Лейся, песня!» много лет назад. Она угождает и современным требованиям, и в то же время она из «той поры», из того времени. В первую очередь нас приглашают из-за старых песен, и тут уже никуда не денешься. Эта участь всех наших ансамблей: и «Самоцветы», и «Песняры», они поют в первую очередь старый репертуар.

- А между вами нет конкуренции?

- Скорее, наоборот, даже поддержка. Есть песни, которые поют и «Самоцветы», и мы, например, «Самоцветы» исполняют «Конопатую девчонку», хотя впервые ее записала и исполнила «Лейся, песня!», а есть такие коллективы - универсальные, которые поют все подряд. И не надо приглашать отдельно нас, отдельно те же «Самоцветы».

- То есть Добрынин, Тухманов не писали специально для вас?

- Нет, Добрынин носил с собой папку и предлагал всем коллективам, а уже где она прозвучит, он не знал. Вот, например, песня «Прощай» прозвучала в «Лейся, песня!», за ней и закрепилась. Но поют ее многие.

- Как же тогда удается сохранить свое лицо?

- Наши слушатели, которые покупали когда-то пластинки, у них это осталось в головах, они знают, кто-то четко разбирается, а кому-то до сих пор трудно разобраться. Некоторые песни конкретно ассоциируются только с нашим коллективом. Например, «Обручальное кольцо» или «До чего ж я невезучий» - это наши хиты. А иногда звонят люди, которые по долгу службы должны в этом разбираться, и спрашивают: «А какие песни вы поете?» И это без конца. До сих пор просят спеть «Там, где клен шумит», хотя я устал уже объяснять, что это не наша песня.

- Почему за последние годы, на ваш взгляд, не появилось ни одного хита?

- Я думаю, что ни у кого их сейчас нет, это во-первых, а во-вторых, все-таки жесткие рамки формата. Мы в этих рамках. И чаще всего мы выступаем в таких концертах и передачах, как «Легенды ретро», поем две-три песни. А если мы придем на эфир и скажем: «Хотим исполнить новую песню!», нам скажут: «Да вы что, с ума сошли?».

- Часто бывают концерты?

- Бывает десять - пятнадцать концертов в месяц, а бывает и три.

- Где чаще всего приходится выступать?

- Мы часто выступаем в Красногорске. В Красногорске Сережа Беликов тоже живет, на его концертах мы выступаем, часто в ДК «Подмосковье», на каких-то уличных мероприятиях, в праздники.

- Вы не хотели бы жить в Москве?

- Ни за что! Мы еще подальше хотим углубиться, за город. Здесь у нас так комфортно, такая красота. Мы вот буквально вчера ездили купались в Москве-реке - это поселок Мечниково, если по Ильинке ехать, десять минут - и ты вдали от города, от суеты. У нас озера, у нас леса, зимой можно на лыжах, летом - на велосипеде. А какая стала инфраструктура - все под рукой, и в кино пешком можно сходить, не надо никуда ехать, как раньше мы в Митино ездили или еще куда-то. Мы же не привязаны к такому графику, что нам надо утром выезжать, а вечером возвращаться.

- А если бы были привязаны, то так бы не радовались?

- Да есть, конечно, проблемка с дорогой, с пробками. Мой сын работает в Москве, он барабанщик, у него свой музыкальный коллектив. Он соответственно и живет в Москве, потому что столько времени на дорогу у него нет. Хотя если выбрать время, когда машин нет, то до Москвы долетаешь за 15 - 20 минут. Если бы еще эти фотоаппараты не ставили, которые щелкают без конца и фиксируют все превышения скорости.

- Ваши любимые места в Подмосковье?

- Снегири одни чего только стоят – места шикарнейшие. Бывает, нас приглашают и отдохнуть, и поработать. Мы как-то провели три дня в бывшем советском санатории «Каширские роднички». Отработали, а потом отдыхали. Проходили курс лечения, что называется. Меня поразило, что там ничего не изменилось с советских времен. Я много слышал про душ Шарко, но не думал, что это будет так, когда вышли такие мадамы в резиновых плащах и сапогах, им, наверное, лет под 80 всем, такие - с усами. Два кольца в стене, берешься за них и так стоишь. А тебя на расстоянии метров 70 - 80 начинают поливать пожарными брандспойтами, безжалостно поливают мощностью на все 150 атмосфер. Это как расстрел питерских рабочих. У меня даже синяки были. Но я выдержал. С утра кашка, творожок, после обеда очередь на клизму на второй этаж, соляные ванны. Вот так бы месяц. И сразу пять лет скинуть можно.

- Где публика лучше всего принимает?

- В Зеленограде нас любят, мы там часто бываем, у них шикарный ДК «Зеленоград», там через трассу, через Ленинградку, поселок Менделеево, тоже шикарно нас принимали. Наша публика - это север, северо-запад. И на Рублевке в ДК «Рублево», казалось бы, чего они там только не видели, но так принимали! И на руках носили, и в ресторан приглашали! Но особенно выделять - здесь хорошо, там плохо - я бы не стал.

- У вас работали солистами в разные годы такие знаменитости, как Шуфутинский, Расторгуев, Кипелов, Андрианов, у вас, говорят, Газманов шнуры носил? Вы сейчас поддерживаете отношения?

- Ну, насчет Газманова это я не помню. А отношения поддерживаем, конечно. У нас в этом году знаменательная дата - 40 лет. Будем делать юбилейный концерт. Мы в 1999 году делали такой концерт, в 2009-м, и на этот раз мы уже обзвонили всех, пригласили. И Кипелов Валера, и Шуфутинский, и Расторгуев обещали быть. Вы спрашивали, не конкуренты ли нам другие ВИА, так мы очень дружим с «Самоцветами», с Маликовыми, Юрием Федоровичем, с Леной Пресняковой, они обещали выступить на нашем юбилее, и Добрынин Вячеслав придет, и «Поющие сердца», и «Добры молодцы», и «Песняры». У нас вообще этот год был очень удачным, и в творческом плане, и очень много мы ездили с концертами – были на Камчатке, на Чукотке, на Черном море, на Сахалине, в Германии. Мы были в Крыму накануне референдума: в пятницу отработали, а в воскресенье уже все произошло. И мы видели простых людей, которые искренне мечтали и были уверены, что с понедельника у них начнется уже другая жизнь. В этом году мы выступали в соборном зале храма Христа Спасителя, где проходят обычно концерты и собрания, вместе с Сергеем Захаровым. Нам вручили высокую награду – золотую звезду за вклад в отечественную культуру. Вообще медалей, грамот, благодарностей, писем у нас скопилось очень много, нам пора уже музей открывать и красные подушки шить.

- Где планируете музей открывать?

- У нас, конечно, в Красногорске. Ну, это наша мечта. Может быть, нам дадут какое-нибудь помещение. Мы бы там даже не наш собственный музей сделали, а вообще – общей истории ВИА.

 

ИсточникиПравить

Эта статья содержит материалы из статьи «ВИА «Лейся, песня!» мечтает о музее в Красногорске», опубликованной интернет-портала «Подмосковье сегодня» (mosregtoday.ru) и распространяющейся на условиях лицензии Creative Commons Attribution 4.0 (CC BY 4.0) — при использовании необходимо указать автора, оригинальный источник со ссылкой и лицензию.
Эта статья загружена автоматически ботом NewsBots в архив и ещё не проверялась редакторами Викиновостей.
Любой участник может оформить статью: добавить иллюстрации, викифицировать, заполнить шаблоны и добавить категории.
Любой редактор может снять этот шаблон после оформления и проверки.
 

Комментарии:ВИА «Лейся, песня!» мечтает о музее в Красногорске