Владимир Тягичев: Театр и спорт – два кита, на которых стоит моя жизнь

20 ноября 2020 года

Владимир Тягичев

Пока мы беседовали с Владимиром Тягичевым, я все время думала: какой же у него красивый голос!.. Открытое звучание, четкая дикция, уверенный тембр и выразительная игра интонациями!.. Просто самостоятельное произведение искусства. Как же иначе! Для Владимира Тягичева голос — рабочий инструмент не только артиста, но и телеведущего, и спортивного диктора. Этот голос звучал на одном недавнем эпохальном спортивном событии… но — обо всем по порядку.

Владимир, в Википедии сказано: «Владимир Владимирович Тягичев — российский актёр театра и кино, режиссёр, сценарист, композитор, поэт, певец, телеведущий, диктор, шоумен, продюсер». Ко всему этому добавляется активная деятельность ведущего спортивных программ и состязаний и спортивного комментатора. Таким разносторонним людям интервьюеры часто задают вопрос, кем они все же больше себя ощущают. Что бы вы ответили на такой вопрос?

Это самый простой вопрос — в первую очередь я актер, это первично. Вообще актер — это не только профессия. Это образ жизни. Я говорю не о том, что актеру приходится играть вне сцены, играть в жизни, нет. Я о том, что актер — это какое-то особое мировоззрение, иной взгляд на жизнь. Если ты хочешь творить, то у тебя и будут возникать многочисленные проекты. И спорт, и стихи, и музыка, и телевидение, и озвучка — все идет у меня от актерской сути.

Вы родились и росли в семье артиста. Чем отличалось ваше детство от юных лет других ребят, и каким образом вы уже в пять лет вышли на сцену Норильского драмтеатра? Кстати, помните, кого играли?

Я бы не сказал, что детство мое сильно отличалось от детства моих сверстников, одноклассников — так же вместе бегали во дворе, гоняли в футбол, в хоккей. Единственным различием было то, что я влюбился в театр в возрасте пяти лет. Мы переехали из Нижнего Новгорода в Норильск. Тогда существовало распределение, папу распределили в Норильский Заполярный драматический театр. В первый же год мне дали роль мальчика Дэйви в спектакле Николаса Байера «Случай в метро». Я даже говорил текст в этом спектакле: «Мама, что такое неосторожность?» Дальше были еще роли, не одного Дэйви я сыграл в норильском театре. Я пропадал там с утра до вечера, по возможности, конечно. Если у папы был спектакль или репетиция, я просил взять меня с собой. Мне нравилась атмосфера, закулисье, папины друзья и коллеги… В общем, театр для меня начался тогда, в пятилетнем возрасте.

Игра в театре с детских лет помогла вам, когда вы были ведущим передачи «Спокойной ночи, малыши!» — все-таки там нужен особый настрой обращения к детям?

Это, думаю, вряд ли как-то связано. Скорее, необычность процесса съемок в «Спокойной ночи, малыши!» состояла в том, что общаться приходилось с куклами — Степашкой, Филей, Хрюшей, которых я видел с детских лет. Я не пропускал ни одной передачи, как и все дети советские — и тут вдруг я оказываюсь с героями «Спокойной ночи, малыши!» в кадре и вижу всю изнанку этой передачи!.. Как бедные несчастные артисты ползают под стульями, под столами с куклами, тянут с ними руки, это, конечно, вызывало и восторг, и смех, и прочие эмоции. Для меня все там было настолько в диковинку и настолько интересно, что этот опыт я не забуду никогда. Я играл персонажа, который назывался «Там-и-тут Тут-и-тамыч»: водил этих зверушек по музеям Москвы. Была такая цикловая передача, целый год, одна серия в месяц. 12 музеев мы обошли с программой «Спокойной ночи, малыши!». Незабываемые ощущения — оказаться в святая святых своих детских впечатлений!

Вы вообще с детьми много работали, несколько раз были в жюри международного детского кинофестиваля «Кинотаврик» в Сочи. Каково основное правило искусства для детей? Писатели говорят: «Для детей нужно писать как для взрослых, только лучше». А как говорят артисты?

Артисты говорят так же, как и писатели. Для детей нужно играть как для взрослых, только лучше. Потому что ребенка не обманешь. Детские спектакли, в которых я занят, для меня намного сложнее, чем взрослые, потому что ребенок, находящийся в зале, острее чувствует фальшь. Тебе надо заинтересовать ребенка. Более того! Если дети находятся на сцене, их очень трудно переиграть, если они хорошие актеры. Я вспоминаю и себя в пять лет, и сейчас работаю с детьми на сцене: у нас в Театре Луны есть студия «Маленькая Луна», где дети участвуют наравне со взрослыми, в частности, играют в спектакле «Мэри Поппинс». Их не переиграть!.. Дети своей непосредственностью забирают все внимание на себя. И это хорошо. А что касается «Кинотаврика», присутствие там всегда вызывало у меня очень добрые эмоции. Я мастер-классы проводил наравне с другими актерами и режиссерами. Потрясающие дети, замечательные!.. Там были конкурсы театральные, то есть драматические, и поэтические, и музыкальные, и вокальные, и другие, то есть много направлений, помимо кино. И ребята везде себя проявляли с блеском. Помню, настолько мне нравились некоторые дети, которым не доставались призы фестиваля, что я дарил им свои «спецпризы» — свою книгу с автографом или еще какие-то безделушки, просто чтобы поддержать, настолько они были очаровательные. «Кинотаврик» — дай Бог ему жизни! Это великое детище Марка Рудинштейна. Даст Бог, еще с удовольствием туда поеду.

Желаем, чтобы эта поездка состоялась! А кстати, о театрах. Вы сотрудничали со многими театрами Москвы и России. Где вам больше всего понравилось работать?

Тут ответ очевиден — в моем любимом Театре Луны, в котором я служу уже 27 лет, с 1993 года, когда был студентом второго курса. Я попал в этот театр сразу на главную роль — Робинзона Крузо. А Пятницу играла Чулпан Хаматова, студентка первого курса. Вот тогда мы познакомились с Сергеем Прохановым и стали сотрудничать многие, многие лета. Ну, и, конечно, Норильский Заполярный драматический театр навсегда останется в памяти, потому что это первый театр в моей жизни, и детские яркие воспоминания не померкнут никогда. Вот эти два театра я выделяю из всего списка театров, где играл.

То же самое хочется узнать о фильмах или сериалах — какие из них больше всего «легли на душу»? Какие роли самые любимые?

В моей фильмографии более сорока фильмов и сериалов, но в первую очередь вспоминаю сериал «Дочки-матери». Выходил он лет, наверное, 13 назад. После того сериала меня стали узнавать на улицах, что было тогда в диковинку. Я от дома до метро не мог дойти, не раздав несколько автографов и не сфотографировавшись с поклонниками пару раз. Приятно было, не скрою. Но как слава приходит — так она и уходит. Сериал прошел, и перестали обращаться на улицах за автографами, что тоже было приятно, в принципе. Но этот сериал все-таки ситком, не очень серьезный, хотя прекрасные актеры в нем играли — и Елена Ксенофонтова, и Юлия Маврина, и Андрей Ильин, и Константин Крюков. Что еще хочется вспомнить? Серьезные и любимые работы, из которых пришло к публике две. Первый — сериал «Раскол» о расколе в русской церкви. Сериал снимал Николай Досталь. Замечательные были съемки в Суздале, в Кирилловском монастыре под Вологдой. Я там сыграл архиепископа Иосифа Астраханского. Второй — полнометражный фильм «Медный всадник России», который как автор сценария и как режиссер создал Василий Ливанов. Прекрасный человек, которого я давно знаю, уважаю, люблю. И то, что он пригласил меня поработать совместно, тоже оставило незабываемые ощущения. И был еще один фильм, в котором я сыграл знаковую роль Петра Первого: «Первый русский генералиссимус». Фильм был посвящен историческому персонажу Алексею Семеновичу Шеину — при Петре Первом он и стал первым русским генералиссимусом. Делали фильм немцы, потомки этого самого Шеина. Снимал Александр Гурешидзе. В нем первые шаги делал Олег Масленников-Войтов, снимались Владимир Яворский, Юрий Чернов, Народный артист РФ, мы с ним работали в «Робинзоне Крузо». Команда подобралась очень классная!.. Съемки я запомню навсегда. Я для них научился впервые скакать на лошади. Целых два дня с лошадью знакомился, чтобы она меня не скинула из седла, потом ездить верхом учился. Когда было надо, пустился в галоп — и все получилось. Этот фильм даже занял какое-то место на Берлинском кинофестивале. Прошел на Берлинале — и о фильме ни слуху ни духу. Все права на него принадлежали потомкам Шеина, продюсерам этого фильма, потому после фестиваля картина уехала в Германию с концами. Я её видел только на озвучании. Единственный раз. Но роль запоминается навсегда. Наверное, эти картины я выделю из всех.

А каких персонажей вы любите играть?

Мне часто доводилось играть героев, особенно в молодости, и на сцене, и в кино. Но я больше люблю играть характерных персонажей. До сих пор моя любимая роль — это генерал Чарнота в булгаковском «Беге». Чарноту я сыграл в дипломном спектакле в ГИТИСе в постановке Владимира Давыдовича Тарасенко. И еще Кота Базилио я играл. Вот такие роли я обожаю. Характерные, смешные. Но — нечасто их дают. В основном видят меня в каком-то другом амплуа.

Но, слава Богу, все-таки есть режиссеры, которые помогают мне реализовывать мои актерские желания и играть роли с необычным гримом, с необычной национальностью, в принципе это роли, что называется в актерской среде, «на сопротивление». В частности, я имею в виду Дарью Попову, у которой я сыграл в спектакле «Мата Хари» сразу две интереснейших и любимых мною роли и в спектакле «Королева» роль Орсини с жутким шрамом на пол-лица. А еще Павла Урсула, который тоже как раз видит меня в характерных персонажах. Его постановки с моим участием это «Рубиновый вторник», «Двое бедных румын, говорящих по-польски» и «Солнышко мое», где я впервые играю еврея — астрофизика Алекса Эйншпица! Это с моей-то русопятой внешностью!..

Владимир, очень здорово, что вам удается находить таких режиссеров! Но следующий вопрос — не про кино. Вы состоите в Российском авторском обществе. В качестве кого — автора текстов песен, композитора, сценариста?

В Российском авторском обществе я состою в качестве композитора мюзикла «Деревянное счастье». Кстати, уже не знаю, числюсь я там или нет. Мюзикл мы ставили очень давно. Еще в учебном театре ГИТИСа.

В этом году нам дал интервьюЮрий Лоза — он прямо сказал, цитирую: «Да нет никакой защиты авторского права, никто этим толком не занимается». Эффективно ли РАО защищает авторские права?

Я согласен с Юрием Лозой — эффективной защиты авторского права в нашей стране нет, никто этим толком не занимается, то, что я в этой организации состою, скорее, формальность. У меня с защитой авторского права были неприятные ситуации, о которых не очень хочется говорить, поэтому не будем углубляться в подробности.

Ладно, давайте о приятном. Почему такое место в вашей жизни занимает спорт? И как можно быть одновременно футболистом, волейболистом, баскетболистом, «силовиком» и шахматистом?

Спорт я обожаю с детства. Это еще одна моя любовь. Спорт и театр — два кита, на которых стоит моя жизнь. По всем перечисленным видам спорта, кроме силовых, я имею разряды. А в шахматы меня научил играть папа в детстве. До первого разряда я доиграл, чуть-чуть до кандидата в мастера спорта не хватило. Если бы я не уехал из Норильска, наверное, получил бы и КМС. В свое время сыграл вничью с международным гроссмейстером из Израиля Львом Псахисом. Футбол — просто моя любовь.

А стать спортивным комментатором как вам удалось?

Не комментатором, а диктором. Не знаю, как мне это удалось, но я пришел в спорт уже 20 лет назад, в 2000-м году, как ведущий, как диктор, как человек, находящийся «по ту сторону» поля или льда. Я обозреваю спортивные соревнования и понимаю, что детская любовь никуда не исчезла. Как я раньше любил играть, так теперь я люблю «вести» спорт.

Спорт — это искусство?

Конечно, спорт — это искусство! Каждый матч — это неповторимое действо. Каждый матч — это спектакль с новым поворотом сюжета. Тренер — режиссер, спортсмены — это актеры. Каждая игра всегда проходит по новому сценарию.

А ведение спортивных соревнований — искусство?

Был такой великий человек — Валентин Валентинов, диктор стадиона «Лужники» в советское время. Мне как-то в молодости довелось с ним вместе работать на хоккейном матче московского «Динамо». И он мне сказал: «Володя, поверь мне, твой голос — это продолжение меня. Вот поверь, когда-нибудь ты будешь диктором самых важных футбольных и хоккейных матчей». А он, в свою очередь, был учеником Левитана. Я тогда не придал значения этим словам, но все-таки они запали в душу. Папа мой покойный, умерший в 2017 году, был заядлый болельщик, очень любил спорт. Когда-то после слов Валентинова мы с папой поспорили. Я сказал: «Папа, спорим, я когда-нибудь буду диктором на самых важных футбольных матчах? Меня будет знать вся страна как диктора». Он ответил: «Спорим — нет». Папа не дожил ровно год до 2018 года, Чемпионата мира по футболу в России, на котором я работал. У меня, в свою очередь, была мечта когда-нибудь объявить по стадиону: «Мяч забил Лионель Месси, номер 10-й, команда Аргентины!» И эта мечта моя сбылась. В 2018 году, во время матча сборной Аргентины, я объявил на огромный 60-тысячный стадион, что мяч забил Лионель Месси. Но и помимо Чемпионата мира я выступал диктором на очень многих футбольных, хоккейных и в других видах спорта международных и всероссийских событиях. Вот так сбылось предсказание Валентинова. И мне очень жалко, что папа не дожил до того времени, когда я достиг каких-то успехов на этом поприще. Но опять же, возвращаясь к первому вашему вопросу — все это от актерства, весь я — актер. Не был бы актером — не состоялся бы и в спорте, это абсолютно связанные вещи.

А «по наследству» увлечение спортом передается?

Думаю, да. Мой отец обожал спорт. Мой сын Влад, Владислав, сейчас занимается спортом так же активно, как и я. Он имеет уже черный пояс по тхэквондо, который получил в 14 лет. Сейчас парню 15, и он уже 8 лет занимается футболом. Влад играет в профессиональной лиге своего возраста, в чемпионате Москвы за команду Московской Ветеринарной академии, под 11-м номером, он нападающий. Влад реально хочет быть футболистом. Хоть у него по тхэквондо и черный пояс, но он выбрал футбол. У него очень здорово получается, я хожу на все его игры, вижу, как он забивает голы, отдает передачи, надеюсь, что лет через пять мы увидим его на футбольных полях не только России, но и мира. Я к тому стремлюсь, чтобы он воплотил в жизнь те мечты, которые мне не покорились — а именно стать профессиональным спортсменом.

А вот дочь моя Юля, которой сейчас 11 лет, она очень любит проводить время в театре. В отличие от сына. Так что, мне кажется, не только увлечение спортом, но и любовь к театру, шире, к искусству передается по наследству!.. Во мне в детстве были все эти увлечения совмещены. А у меня двое детей, и эти качества и пристрастия между ними удивительным образом разделились. Вот такие парадоксы.

Может быть, профессиональным спортсменом вы не стали, но во многих других отраслях состоялись. На вашем сайте представлена книга стихов «Года ноктюрнов», изданная в 2006 году. Она единственная в Вашей библиографии, или были другие, но почему-либо не упомянуты? Вообще, стихи продолжают писаться?

«Года ноктюрнов» — да, это единственная изданная большая книга моих стихов. Была еще одна небольшая брошюрка страниц на 50. Она называлась «Жалобный плач струны». Но все стихи из той книги плавно перетекли в «Года ноктюрнов». Продолжаю ли я писать? Конечно, да. Более того, уже восемь лет хочу издать книгу стихов, которая называется «36 и 6». Мне было 42 года, когда я написал стихотворение под таким названием: 36 + 6 получится 42. И я хотел издать книгу под таким же названием. Но тогда были проблемы в семье, мама умерла, и у меня не сложилось книгу издать. И вот восемь лет я пытаюсь что-то сделать в плане издания, а стихи копятся, уже она большая-пребольшая, эта книга. Она готова к изданию, надеюсь, что к своему 50-летию я все-таки выпущу её. Она уже будет называться, естественно, не так, как изначально задумано. Думаю, книга будет издана в следующем, 2021-м году.

Кстати, в этом году я впервые написал книгу в прозе. Она посвящена творчеству моего друга, актера, народного артиста России Евгения Аркадьевича Герчакова. Книга называется «Те-арт Евгения Герчакова, или Не дай, луна, сойти с ума». Я написал книгу в период первой волны коронавируса, пока все сидели полгода дома, с подачи самого Евгения Аркадьевича — о нем, о его жизни, творческой биографии и Театре Луны. Надеюсь, все, кто любят творчество Герчакова и Театр Луны, купят эту книгу и прочитают — и им понравится.

Кто был вашим учителем в поэзии? А в песенном творчестве?

На эти два вопроса у меня ответы однозначные. В поэзии это, железно, Юрий Левитанский. Обожаю его стихи. Все. А в песенном творчестве — Андрей Макаревич.

Насчет песенного творчества. У вас сольные диски выходили достаточно давно, с 2005 года на сайте упомянуты только диски группы «Недевочки». Чем это объясняется?

Тем, что я в какой-то момент понял: сольная карьера певца, исполнителя своих песен, мне не особенно интересна и привлекательна. Песен, где и музыка, и слова написаны мною для собственного исполнения, у меня уже больше сотни.

А чем вам интересна группа «Недевочки»?

«Недевочки» — это шоу-группа, хотя цели выходить в шоу-бизнес мы не преследуем. У нас было довольно много концертов «для своих», то есть для зрителей Театра Луны. Группу «Недевочки» составляют Владимир Майсурадзе, Михаил Полосухин и я — актеры Театра Луны. Если вы нас видели, то знаете, что мы — три бородатых здоровых мужика. Поэтому и зовемся «Недевочки». Кто скажет, что это девочки, пусть первый бросит в нас камень. Смешно и прижилось. Мы ведем все концерты в театре Луны втроем, поем песни на злобы дня, капустники творим. Набралось какое-то количество песен — и мы стали этим заниматься уже более серьезно. Выпустили уже целый ряд аудиоальбомов, а сейчас — еще и видеоальбом из восьми наших видеоклипов, тоже прикольных. И мне гораздо более интересно писать для «Недевочек», чем для себя. Но в эти полгода, когда мы сидели взаперти, я открыл свой You-tube канал и на нем выложил видео своего сольного концерта под гитару, которое записывал у себя на даче. 26 песен, среди них есть и новые песни, и старые. Кому интересно, может зайти в You-tube на страничку «Владимир Тягичев» и послушать. Так что продолжаю и в этом направлении двигаться, но, как говорится, куда вывезет — приходит мысль, пишу, не приходит — не пишу, тут все просто.

И теперь — о вашем прекрасном голосе, которым озвучено множество фильмов…

И не только фильмов, но и мультфильмов, и даже компьютерных игр, которых у меня достаточное количество. Уже, по-моему, около сотни. Я очень люблю это направление своей жизни. Мне очень нравится смотреть на экран и дарить свой голос какому-нибудь зарубежному или мультяшному персонажу — последнее еще интереснее. Я озвучил, например, известный сериал «Ханна Монтана», который любят все дети и подростки — во всех сериях я озвучиваю отца этой Ханны Монтана. А в фильме «Классный мюзикл» я озвучил отца главного героя, которого озвучил Сергей Лазарев. Недавно вышел фильм «Призрак в доспехах» со Скарлетт Йохансон и Филипом Асбеком — я озвучил персонажа Филипа Асбека. «Реальные кабаны» — очень интересный комедийный американский боевик, в котором играли Траволта, Тим Аллен, Рэй Лиотта — я озвучивал Рэя Лиотту, одну из главных ролей. Но самая любимая моя роль — это диснеевский мультик «Вверх». Там старый дядечка на шариках улетает в своем домике в поисках мечты на водопад, который еще в детстве грезил посетить со своей женой. Жена умерла, а он все-таки нашел способ достичь своей мечты и цели, будучи уже дедушкой. Там три главных персонажа — этот дедушка, маленький мальчик, который случайно оказался в домике, и говорящая собака, которую они встречают. Мальчика озвучивал мальчик, я озвучивал Собаку по имени Даг, это моя любимая роль, а дедушку озвучивал Армен Борисович Джигарханян. Он буквально несколько дней назад ушел от нас. Это была моя единственная с ним встреча в жизни — в студии, на озвучании. И я понял, какая это была глыба, какой это человек. Потрясающий мастер, человек невероятной харизмы, который сыграл все в этой жизни, в театре и в кино!.. Утрата несоизмеримая, я не могу найти слов, чтобы выразить, что произошло.

Да, это страшная потеря, и, к сожалению, не единственная в этом високосном году…

Этот год унес много дорогих мне жизней. Ушел Владимир Алексеевич Андреев, который был мастером у меня на курсе в ГИТИСе. Ушел Валентин Васильевич Тепляков, декан актерского факультета ГИТИСа, который также был моим педагогом. Сравнительно молодым ушел — 69 лет. Ушел из-за этого проклятого ковида мой первый однокурсник — Игор Жужек из Словении. Он был самым старшим на курсе, не дожил нескольких дней до своего 60-летия. Потому я в заключение разговора хочу пожелать, чтобы мы все были здоровы! Пусть пройдет пандемия и воцарится хотя бы то, что было до нее. Уж пусть не будет лучше — но хотя бы так же!.. Скорее бы. И этот год 2020-й скорее бы уже закончился, может быть, что-то лучшее придет.

Спасибо за интервью и за добрые пожелания!

 

ИсточникиПравить

Эта статья содержит материалы из статьи «Владимир Тягичев: "Театр и спорт – два кита, на которых стоит моя жизнь"», автор: Елена Сафронова, опубликованной Ревизор.ру и распространяющейся на условиях лицензии Creative Commons Attribution 4.0 International (CC BY 4.0) — указание автора, оригинальный источник и лицензию.
Эта статья загружена автоматически ботом NewsBots и ещё не проверялась редакторами Викиновостей.
Любой участник может оформить статью: добавить иллюстрации, викифицировать, заполнить шаблоны и добавить категории.
Любой редактор может снять этот шаблон после оформления и проверки.
 

Комментарии:Владимир Тягичев: Театр и спорт – два кита, на которых стоит моя жизнь