Евросоюз признал выборы в Беларуси нелегитимными: что это значит для Лукашенко?

20 августа 2020 года

Wikinews-logo-ru.svg

МИД Литвы внес президента Беларуси Александра Лукашенко и еще 31 одно должностное лицо в «черный список», сообщают СМИ в четверг, 20 августа, СМИ. Предлагается, что всем им будет запрещен въезд в страну.

Накануне лидеры стран Евросоюза на экстренном саммите приняли решение не признать итоги президентских выборов в Беларуси, а также выразили поддержку протестующим против их фальсификации. Кроме того в ЕС в скором времени собираются ввести санкции против белорусских чиновников, ответственных за насилие, репрессии и манипуляции, приведшие к искажению результатов волеизъявления граждан.

Евросоюз решил выделить 53 миллиона евро для помощи белорусскому народу. Деньги пойдут на развитие гражданского общества, борьбу с коронавирусом и поддержку пострадавших от репрессий со стороны белорусских властей. В Москве решение Евросоюза устами пресс-секретаря президента РФ Дмитрия Пескова и министра внутренних дел Сергея Лаврова назвали вмешательством во внутренние дела Беларуси. Лавров также заявил, что протестующие сами спровоцировали милицию на применение силы.

Напомним, за несколько дней в поствыборный период, только по официальным данным, в республике было задержано свыше семи тысяч человек, многих из них подвергли жестокому избиению и унижению. В результате действий силовиков по разгону уличных акций пострадало несколько сотен человек, трое убито.

«Для Лукашенко важнее, что Москва от него сейчас не дистанцируется»

Директор Института социологического анализа, вице-президент фонда «Либеральная миссия» Игорь Клямкин в интервью Русской службе «Голоса Америки» сказал, что само по себе решение Евросоюза никакой угрозы для Лукашенко не представляет. По его словам, он и раньше не был принимаем европейцами, так что ничего в этом плане не поменялось.

«Для него важнее, что Москва от него сейчас не дистанцируется, а официальные лица не критикуют публично Минск,– добавил он. – Мало того, (Сергей) Лавров даже выступил с оправданием действий белорусских силовиков, заявив, что их якобы провоцировали протестующие. Да и все (телефонные) разговоры Лукашенко с Путиным свидетельствуют о том, что белорусский президент отступать не собирается, исходя из того, что российский лидер на этом этапе пообещал ему поддержку, не имея альтернативы и не желая допустить, чтобы в одной из частей Союзного государства власть сменилась под давлением народного недовольства».

Тем более, что Лукашенко сохраняет контроль над государственной машиной, уточнил Игорь Клямкин: «Сложилась такая ситуация, когда большая часть страны настроена против него, требует его ухода, а вся военно-бюрократическая полицейская машина его поддерживает, и практически никаких примет, свидетельствующих, что она под влиянием протестов рассыпается, не наблюдается. В такой обстановке Лукашенко рассчитывает, что ему удастся сохранить свою власть на какой-то период».

В последние дни он явно почувствовал себя увереннее и переходит в словесное наступление, считает директор Института социологического анализа. Как ему представляется, режим держится на порочных связях и пока способен удерживать статус-кво.

«Для Лукашенко это плохо, однако не критично»

В свою очередь, директор Центра восточноевропейских исследований, Андрей Окара заметил, что Европа довольно поздно отреагировала на события в Беларуси поздно, но ожидаемо. По его оценке, для Лукашенко это плохо, однако не критично.

«Такой Лукашенко сейчас выгоден для Москвы, – утверждает он в комментарии «Голосу Америки». – Посмотрим, насколько далеко он может зайти в плане развития отношений с Россией. Его режим перестал быть легитимным не после заявления Евросоюза, а гораздо раньше. Это произошло после в целом нелегитимной выборной (президентской) кампании, в ходе которой пересажали или выгнали из страны всех основных конкурентов Лукашенко, и после того как Беларусь превратилась в гестапо, где калечили и даже убивали людей».

Так что европейское непризнание для действующего главы белорусского государства болезненно, но не является определяющим и не решает его политическую судьбу, констатировал Андрей Окара. По его мнению, на более тесные отношения с Москвой он может пойти при любом раскладе.

«Тем не менее, по моим прикидкам, режим Лукашенко продержится от недели до двух месяцев, – спрогнозировал он. – Его падению должны способствовать консолидированные действия гражданского общества Беларуси, забастовки – очень действенный инструмент, эффективная работа коалиционного совета оппозиции и общий консенсус внутри европейских элит и всемирная солидарность с белорусским народом».

По сообщениям СМИ, координационный совет оппозиции Беларуси готов к контактам с Россией, согласно заявлению члена президиума организации, экс-министра культуры Павла Латушко.

На развитие ситуации также могут повлиять и другие факторы, подчеркнул Андрей Окара. Если, например, события в результате какой-либо провокации, чего совершенно нельзя исключить, перейдут в активную вооруженную фазу противостояния, а за этим еще и последует военная помощь из России, заключил политолог.

«Можно выразить “глубокую озабоченность”, но решать все равно будут сами белорусы»

20 августа исполняется 42 года с начала так называемой операции «Дунай», когда в Чехословакию вторглись войска пяти стран Варшавского договора для подавления «Пражской весны». Некоторые комментаторы вспоминают об этой годовщине, проводя исторические параллели с недавним обращение Александра Лукашенко к Владимиру Путину, где говорится о том, что события в Беларуси могут распространиться и на Россию, а затем на другие страны СНГ.

Обозреватель газеты «Hospodářské noviny» Ондржей Соукуп (Ondrej Soukup) считает, что уместнее сравнивать происходящее в Беларуси с событиями в ноября 1989 года, когда в Чехословакии произошла «бархатная революция». «У меня эта ассоциация возникла, когда я смотрел выступление Лукашенко на Минском заводе колесных тягачей. Рабочие стали кричать ему “Уходи!”, и я вспомнил, как у нас во время “Бархатной революции” шеф пражского отделения КПЧ решил обратиться за поддержкой к рабочим завода ČKD со словами, мол, конечно, в стране нужно кое-что менять, но никогда 15-летние дети не могут приказывать президенту уходить в отставку. И тогда собравшиеся несколько тысяч рабочих начали скандировать “Мы не дети!”.

И для нас это было сигналом, что король – голый! Если рабочий класс, который по идеологии должен быть стержнем коммунистического правительства, выступает против них, значит, уровень недоверия к власти настолько высок, что, как говорится – их песенка спета», – рассказал чешский эксперт в беседе с корреспондентом Русской службы «Голоса Америки».

Замечание Александра Лукашенко о «чешских кукловодах», которые, якобы, стоят за протестным движением в Беларуси, Ондржей Соукуп воспринимает с юмором. «Это трудно комментировать с содержательной точки зрения, – разводит он руками. – Но можно даже сказать, что Чехии это может быть даже лестно – вот мы какие всесильные! Но если говорить серьезно, то, конечно, в Чехии есть белорусская диаспора, и ее представители проводили акции солидарности с протестующими на своей родине. Они вывешивали исторические флаги Беларуси на домах в Праге и в других городах, и даже ко мне обращались несколько человек с вопросом, где можно достать бело-красно-белый флаг? Ну, и премьер-министр Андрей Бабиш выступил с достаточно резким осуждением действий белорусских властей. Но Чехия хорошо понимает свой политический вес, и премьер-министр говорил, что мы не будем вводить собственные санкции, и что нужно договориться о совместных действиях в рамках Евросоюза. Но, конечно, ни Чехия, ни Евросоюз не могут переломить ситуацию. Можно выразить “глубокую озабоченность”, но решать (судьбу своей страны) все равно будут сами белорусы», – убежден собеседник «Голоса Америки».

Что же до реакции Европейского Союза, то, как напоминает Ондржей Соукуп, и санкции против белорусских властей, и символические жесты, вроде «глубокой озабоченности» со стороны Брюсселя продолжаются с некоторыми перерывами с 1996 года, когда Лукашенко изменил конституцию своей страны и разогнал парламент. «И мне не кажется, что то, о чем они (страны ЕС) договорились сейчас, может иметь какое-то решающее значение. Может быть, введение персональных санкций заставит задуматься какую-то часть элит, что они больше не смогут ездить в Литву за покупками, но и только. И выделение денежной помощи – на медицину, на поддержку независимых СМИ и на помощь пострадавшим – по сравнению с ресурсами белорусского государства, и особенно, если Россия тоже вступит в эту игру, то это абсолютно мизерные суммы», – заключает обозреватель газеты «Hospodářské noviny»

«Чтобы режим реально испугался, нужны серьезные экономические санкции»

Корреспондент газеты «Lietuvos Rytas» Витаутас Бруверис (Vytautas Bruveris) в целом, согласен с позицией своего чешского коллеги. По мнению Брувериса, заявление Евросоюза не будут иметь решающего значения ни в Беларуси, ни во всем регионе. «Это понимают и в Литве, и в самом Евросоюзе, где в значительной степени имитируют бурную деятельность. Всем понятно, что “поезд уехал” и уже давно», – сказал он в беседе с корреспондентом Русской службы «Голоса Америки».

По мнению Брувериса, ни у Евросоюза, ни у Соединенных Штатов нет ясной, комплексной, четко артикулированной политики по отношению как к Беларуси, так и к России. «Было такое заигрывание с диктатурами при помощи кнута и пряника. Даже непонятно, кто с кем больше заигрывал. Мне кажется, что в большей мере как раз Лукашенко заигрывал с Западом», – считает Витаутас Бруверис.

И продолжает: «Теперь, когда диктатура деградировала окончательно, уже нельзя не замечать, что там исчезают люди, что криминальная диктатура основана на крови и убийствах, и надо принимать какие-то меры. Но меры принимаются без четкого плана действий. Хотя, возможно их и быть не может, потому что ситуация непрогнозируемая, нестабильная и неуправляемая. Она движется к какой-то силовой кульминации», – опасается литовский журналист.

Что же касается итогов голосования 9 августа, то, по мнению Брувериса, все прекрасно понимают, что никаких честных выборов в Беларуси давно не было, и Александр Лукашенко является нелегитимным президентом. Однако, это, практически ничего не значит: «Ну, он будет невъездным, с ним никто не будет общаться и что дальше? Ничего! Россия, которая для Лукашенко является более важной страной, будет с ним поддерживать отношения.

И если уже говорить о политике санкций, то, чтобы режим что-то почувствовал, реально испугался и начал бы пятиться, нужны серьезные экономические санкции, чтобы они ударили по экономике, по главным предприятиям, по главному «кровотоку» самой диктатуры – грязным, черным деньгам, которые разворованы внутри страны и отмыты на Западе», – подчеркивает Корреспондент газеты «Lietuvos Rytas» .

И завершает свой комментарий для «Голоса Америки» так: «Диктатура ни с кем, ни о чем не будет договариваться, честных выборов она не допустит. Так что все упирается в ситуацию внутри страны. Потому что и Россия не имеет хороших ходов – падение режима Лукашенко ей невыгодно, так же, как и прямая интервенция и оккупация Беларуси. Все упирается в протест, в эту часть общества. Это – тот главный фактор, который может поменять ситуацию по существу».

 

ИсточникиПравить

Эта статья содержит материалы из статьи «Евросоюз признал выборы в Беларуси нелегитимными: что это значит для Лукашенко?», опубликованной VOA News и находящейся в общественном достоянии (анг., рус.). Автор: Виктор Владимиров, Анна Плотникова.
Эта статья загружена автоматически ботом NewsBots и ещё не проверялась редакторами Викиновостей.
Любой участник может оформить статью: добавить иллюстрации, викифицировать, заполнить шаблоны и добавить категории.
Любой редактор может снять этот шаблон после оформления и проверки.
 

Комментарии

Викиновости и Wikimedia Foundation не несут ответственности за любые материалы и точки зрения, находящиеся на странице и в разделе комментариев.