Единица политической долговечности — один Микоян

11 июня 2014 года

Wikinews-logo-ru.svg

Личность Микояна вызывает почему-то нездоровый интерес, в первую очередь, наверное, обусловленный тем, что он был одним из членов сталинского Политбюро и его подпись стоит под расстрельными списками. Все это, конечно, было, но стоит ли ради таких вот вещей поднимать вселенский плач и говорить, что «палачам не место в Ереване». А как насчет всех остальных деятелей, которые кровью устанавливали Советскую власть в Армении, уничтожая героев Сардарапатской битвы, ссылая, в лучшем случае, простых крестьян по обвинению в принадлежности к партии АРФ Дашнакцутюн.

Судя по публикациям в армянской прессе, в большинстве своем о Микояне знают очень мало, да и то с подачи «осведомленных лиц». А ведь в конце 1914 года Анастас Микоян записался в армянскую добровольческую дружину Андраника, воевал на турецком фронте вплоть до весны 1915 года, но из-за заболевания малярией оставил армию. В 1916 году поступил в духовную академию в Эчмиадзине. Потом вступил в партию большевиков и… началась совершенно другая жизнь. С именем Микояна связана и весьма туманная история ареста и расстрела 26 Бакинских Комиссаров. Перед взятием Баку турками Микоян добился у главы Диктатуры Центрокаспия Велунца разрешения на освобождение и последующую эвакуацию комиссаров. Вскоре он вывез комиссаров на пароходе «Туркмен», но в Красноводске они были арестованы. Микоян был освобожден в феврале 1919 года и в марте того же года возглавил Бакинское бюро Кавказского крайкома РКП(б). В октябре 1919 года был вызван в Москву, где стал членом ВЦИК. По рекомендации Сталина Микоян с 1926 года являлся кандидатом в члены Политбюро, а также народным комиссаром торговли (являлся самым молодым наркомом). На посту наркома торговли занимался продажей произведений искусства из советских музеев. Кстати, именно к Микояну обратился академик Иосиф Орбели с требованием прекратить продажу национальных ценностей из Эрмитажа. Просьба была услышана и комиссия стала строже оценивать подлежащие продаже произведения искусства.

С 1930 года был наркомом снабжения, а с 1934 года — наркомом пищевой промышленности. На последнем посту посетил США с целью ознакомления с новейшими технологиями и сумел добиться быстрого развития пищевой отрасли, о чем до сих пор напоминает название мясокомбината. По настоянию Анастаса Микояна, в Советском Союзе были введены рыбные дни. Помнится, это был четверг.

В 1920-е годы Микоян занимал умеренную линию, которая выразилась во время его пребывания на Северном Кавказе в его политике в отношении к казачеству, а по отношению к крестьянству занимал чуть ли не правую позицию, предлагая бороться с кризисом хлебозаготовок не чрезвычайными мерами, а расширением поставок в деревню промышленной продукции.

Во время «великого перелома» поддержал Сталина. Так же он вел себя и во время репрессий 1937 года, то есть не проявлял инициативы, но и не сопротивлялся им. С его санкции были арестованы сотни работников системы Наркомпищепрома, Наркомвнешторга СССР. Микоян не только давал санкции на арест, но и сам выступал инициатором арестов. Представления делались Микояном и в отношении работников ряда организаций Внешторга СССР. Осенью 1937 года Микоян выезжал в Армянскую ССР для проведения репрессий работников партийных и государственных органов этой республики. Микояна в этой поездке сопровождал Маленков и группа сотрудников НКВД.

Микоян возглавлял комиссию по обвинению в контрреволюционной деятельности видных членов партии. 5 марта 1940 года вместе с И. В. Сталиным, В. М. Молотовым и К. Е. Ворошиловым поставил свою подпись под решением Политбюро ЦК ВКП(б) о расстреле пленных польских офицеров, полицейских, пограничников, жандармов (Катынский расстрел).

Здесь необходимо сделать некоторые уточнения. Несогласных с генеральной линией партии убирали сразу же, а с высоты сегодняшнего дня очень легко судить о той атмосфере, которая царила в СССР. Сталин, этот гений зла, все свое окружение связал круговой порукой, и никто не смел отказаться поставить свою подпись под тем или иным списком. Когда в 1956 году Никита Хрущев говорил о культе личности, из зала кто-то спросил: «А почему тогда молчали?» Хрущев обратился к залу: «Кто задал вопрос?». Ответом была тишина. «Видите, боитесь. Мы тоже боялись».

К концу 1940-х годов Микоян, наряду с Молотовым, оказался в угрожающем положении из-за готовившейся Иосифом Сталиным новой «чистки». Показания против Анастаса Микояна выбивались у обвиняемых по делу «Еврейского антифашистского комитета».

В 1949 году был снят с поста министра внешней торговли, а в 1952 году Иосиф Сталин обрушился на него с нападками на пленуме ЦК после XIX съезда. Он был избран в Президиум ЦК, но не был включен в бюро Президиума, заменившее Политбюро. После смерти Сталина, Микоян вновь был назначен на посты заместителя председателя Совета министров и министра внутренней и внешней торговли (с сентября 1953 года — и министра торговли).

В острых вопросах Микоян, как всегда, занимал уклончивую позицию: так, во время обсуждения судьбы Берии он согласился со всеми обвинениями, но в то же время выразил надежду, что Берия «учтет критику». Аналогичная позиция была у него поначалу и относительно разоблачения Иосифа Сталина: когда на заседании Президиума ЦК перед XX съездом в 1956 году Хрущев предложил обсудить вопрос об осуждении действий Сталина, Микоян не высказался ни за, ни против. Однако во время съезда выступил фактически с антисталинской речью (хотя и не называя Сталина по имени), заявив о существовании «культа личности», подчеркнув необходимость мирного сосуществования с Западом и мирного пути к социализму, подвергнув критике труды Сталина — «Краткий курс истории ВКП(б)» и «Экономические проблемы социализма в СССР». Вслед за этим, Микоян возглавил комиссию по реабилитации заключенных. На пленуме ЦК 1957 года твердо поддержал Хрущева против антипартийной группы, чем обеспечил себе новый взлет партийной карьеры. Что не помешало ему потом сыграть ключевую роль в свержении Хрущева в 1964 году.

Имя Анастаса Микояна связано с подавлением антикоммунистических выступлений в Польше и Венгрии в 1956 году. Он был единственным в Политбюро высказавшим особое мнение — «сомнение относительно ввода войск», наведения порядка собственными силами венгров, попытку разрешения ситуации политическими мерами. Александр Стыкалин: «Президиум ЦК КПСС дважды принимал решение о вводе войск — в ночь с 23 на 24 октября и 31 октября. И оба раза Микоян голосовал против», а также с расстрелом рабочих в Новочеркасске в 1962 году, куда Микоян выехал как представитель Президиума ЦК вместе с Ф. Козловым.

Никита Хрущев уже в 1954 году поручил Микояну дипломатическую задачу: как человек, не ассоциировавшийся со сталинской внешней политикой, он был направлен в Югославию для урегулирования отношений с Тито.После 1957 года Микоян стал одним из главных доверенных лиц Хрущева: он совершает поездку по странам Азии, а в 1959 году для подготовки визита Хрущева посетил США, а также вел переговоры с Фиделем Кастро об установлении советско-кубинских отношений. Благодаря Микояну мир избежал третьей мировой войны, в которую грозил перерасти карибский кризис в 1962 году. В ноябре 1963 года А. И. Микоян представлял советское руководство на похоронах убитого президента США Джона Кеннеди.

Похоронен Анастас Микоян на Новодевичьем кладбище, а не в Кремлевской стене, что было знаком известной опалы; на его могиле эпитафия на армянском языке.

Микояна также, возможно, следует считать и одним из основателей советской рекламы. Как утверждает в своих мемуарах личный переводчик Сталина В. М. Бережков: «Уже стемнело, площадь освещали яркие фонари, горела пёстрая реклама на крыше Политехнического музея: «Всем попробовать пора бы, как вкусны и нежны крабы», «А я ем повидло и джем», «Нужен вам гостинец в дом? Покупай донской залом». Это все идея Микояна, курировавшего также и внутреннюю торговлю. Он приглашал знаменитых поэтов придумывать броскую рекламу, наподобие Маяковского: «Нигде кроме, как в Моссельпроме».

В конце 1970-х годов про Анастаса Микояна была сложена пословица: «От Ильича до Ильича без инфаркта и паралича» и «Единица политической долговечности — один Микоян».

Мы ни в коей мере не оправдываем ни действий Микояна во время сталинских чисток, равно как и не возвеличиваем его заслуги. Думается, что страсти вокруг памятника надуманы и призваны просто отвлечь народ от насущных проблем. И Анастас Иванович Микоян тут совершенно не при чем.

 

ИсточникиПравить

Эта статья содержит материалы из статьи «Единица политической долговечности — один Микоян», опубликованной PanARMENIAN.Net и распространяющейся на условиях лицензии Creative Commons Attribution 3.0 Unported (CC-BY 3.0 Unported).
Эта статья загружена автоматически ботом NewsBots в архив и ещё не проверялась редакторами Викиновостей.
Любой участник может оформить статью: добавить иллюстрации, викифицировать, заполнить шаблоны и добавить категории.
Любой редактор может снять этот шаблон после оформления и проверки.
 

Комментарии:Единица политической долговечности — один Микоян