Как на деле реализуется в России лозунг «Спасибо врачам!»

13 июня 2020 года

Wikinews-logo-ru.svg

По состоянию на утро 13 июня в России зафиксировано 520129 случаев заражения коронавирусом. Согласно официальной статистике, на территории РФ от Covid-19 6829 скончались человек. Отмечается также значительный прирост числа активных зараженных (3321 против 584 днем ранее) и снижение выздоровевших (5271 против 8220).

Между тем, в преддверии военного парада, назначенного на 24 июня, и общероссийского голосования за поправки в Конституцию РФ, в регионах проходит поэтапное снятие мер по коронавирсуным ограничениям.

Впрочем, министр здравоохранения РФ Михаил Мурашко завил: «Пока все-таки говорить о снятии ограничений, о переходе к нормальному, спокойному образу жизни все-таки рано». А главный инфекционист российского Минздрава Елена Малинникова считает, что сейчас общество ожидает «проверка на зрелость». «Говорить о полной победе над этой инфекцией еще рано. Заболевание, хоть и в меньшей степени, но еще регистрируется в регионах. Очень важно продолжать соблюдать индивидуальные меры защиты в период снятия ограничений», - сказала Малинникова. И добавила: «От уровня выполнения этих мер зависит благополучие страны, региона, города, поселка и вашей семьи».

Улицы Санкт-Петербурга и Ленинградской области заполнены социальной рекламой с настоятельными рекоментациями пользоваться средствами индивидуальной защиты, благодарностью врачам, борющимися с коронавирусом и пропагандой волонтерской работы.

«Самое главное – готовность помочь и подменить друг друга»

Преподаватель кафедры журналистики и медиатехнологий Санкт-Петербургского государственного университета промышленных технологий и дизайна Елена Гусаренко рассказала корреспонденту Русской службы «Голоса Америки» о своем опыте волонтерской работы.

По ее словам, те добровольцы, которые вызвались помогать пожилым людям, попавшим в «зону риска», осознавали, что с их стороны это – жест доброй воли, чем очень гордились. Сотрудники волонтерского штаба всячески помогали тем, кто работал непосредственно с пожилыми петербуржцами, обеспечивали карточками на проезд в муниципальном транспорте, а тем, кто использовал личные машины, выдавали топливные карты. Кроме того, выдавали СИМ-карты для мобильных телефонов и средства индивидуальной защиты.

«Когда у нас появились первые заболевшие волонтеры, которые контактировали с заявителями с признаками болезни, их стали подменять специально обученные люди в защитных костюмах, - вспоминает Гусаренко. – И еще были разные приятные бонусы. Например, когда ты приезжаешь в штаб, чтобы получить новые маски и перчатки, а тебе еще вдобавок дают шоколадку или что-нибудь еще, чтобы поднять настроение. И самое главное – постоянное общение со штабом и с коллегами через чаты, готовность помочь и подменить друг друга в случае надобности».

Елена Гусаренко добавила, что через свой штаб она контактировала примерно с сотней волонтеров, из которых, по ее данным, трое заразились коронавирусом. «Допускаю, что таких случаев было больше, но не намного», - отметила она.

В разговоре с корреспондентом Русской службы «Голоса Америки» волонтер упомянула, что изначально свое участие в работе штаба пытался обозначить Общероссийский народный фронт (ОНФ), - организация, известная своей провластной позицией. «Но в ходе работы ни я, ни мои коллеги никаким образом этого не ощущали, и уж тем более не афишировали их. Мы просто говорили, что мы – волонтеры, называли номер заявки и все. Никто от нас не требовал, чтобы в качестве обязательного условия мы называли причастность ОНФ к этой акции. В течение полутора месяцев моей работы я даже не поняла, в чем заключалось их участие, для меня это осталось загадкой», - заключает Елена Гусаренко.

«Изначальная идея была очень хорошая»

Более драматическую историю рассказала «Голосу Америки» общественный деятель Александра Бруссер. 12 апреля она приехала в Москву по приглашению Департамента здравоохранения столицы, где подписала трудовой договор на работу санитаром в Государственном бюджетном учреждении «Городская клиническая больница имени В.П. Демихова».

«У меня два высших образования в области биологии, и я имею представление о том, что такое вирус и что такое опасность, связанная с инфекцией. И я знала, что в такую больницу нельзя ехать работать и помогать людям “с улицы”, то есть не имеющиим отношение ни к медицине, ни к биологии», - поясняет Бруссер.

Однако когда Александра приехала на место, оказалось, что все вакансии санитаров закрыты и остались должности уборщиков помещений. «Я к тому времени уже знала, что в связи с так называемой “оптимизацией учреждений здравоохранения” людей стали массово оформлять на менее оплачиваемые должности, хотя выполняли они свою изначальную работу. И те, кто на это соглашался, значительно теряли в зарплате. В результате в Москве мне предложили оплату на четверть меньше той, которая была изначально обещана при графике: 24 часа работы и 8 часов перерыва», - продолжает собеседница «Голоса Америки». При этом Александра Бруссер уточнила, что в Москву она поехала из Санкт-Петербурга только потому, что столица раньше объявила о дополнительном наборе на работу с коронавирусными больными.

Узнав об изменившихся условиях труда, Александра некоторое время колебалась, но потом решилась принять их: «В голове все время была мысль: если не я, то кто? Ведь я посмотрела, что вместе со мной приехали люди без соответствующей квалификации. И если бы они стали работать санитарами, то процент их заражения был бы очень высоким».

И хотя ей удалось настоять, чтобы в договоре была прописана изначальная должность, которая ей предлагалась, документы женщине на руки не выдали, объяснив это «авральным режимом». Аналогичным образом московские наниматели поступили и со всеми другими, кто приехал вместе с Александрой.

Когда же работа по договору была завершена, и настало время выплат, оказалось, что наниматели удержали так называемую «федеральную надбавку медицинским работникам» которую в одном из своих обращений пообещал Владимир Путин. «В результате каждый из нас недополучил порядка сорока тысяч рублей», - свидетельствует Александра Бруссер.

Об этом случае нарушения взятых на себя обязательств Александра и ее коллеги написали в Администрацию президета РФ, в профильный комитет Государственной Думы, в Генеральную прокуратуру и в Следственный комитет РФ. «Последние два письма подписали более тридцати человек. Это были те, кто не испугался дальнейшего прессинга – увольнений и выселения из общежития и даже обнародовали свои истории через социальные сети. И я думаю, что они (наниматели – А.П.) будут активно избавляться от недовольных», - полагает собеседница «Голоса Америки». Кстати, выяснилось, что и сама Бруссер, и многие ее коллеги в ходе работы перенесли коронавирус, что называется «на ногах». Проведенные тесты обнаружили в их крови антитела.

В конце разговора Александра сообщила: «Я сейчас поддерживаю контакт с теми ребятами, кто оказался в такой же ситуации и не испугался продолжить борьбу за свои права. Мы собирает все материалы, у кого какие сохранились, чтобы можно было представить их в Генпрокуратуру и Следственный комитет. Ведь изначальная идея пригласить нас на помощь московским медикам была очень хорошая. И клиника, где мы работали, хорошо оборудована. Но ошибки и просчеты, допущенные какими-то бюрократами, испортили изначальный замысел».

 

ИсточникиПравить

Эта статья содержит материалы из статьи «Как на деле реализуется в России лозунг «Спасибо врачам!»», опубликованной VOA News и находящейся в общественном достоянии (анг., рус.). Автор: Анна Плотникова.
Эта статья загружена автоматически ботом NewsBots и ещё не проверялась редакторами Викиновостей.
Любой участник может оформить статью: добавить иллюстрации, викифицировать, заполнить шаблоны и добавить категории.
Любой редактор может снять этот шаблон после оформления и проверки.
 

Комментарии:Как на деле реализуется в России лозунг «Спасибо врачам!»