Открыть главное меню

Конституционный суд России ограничил право интеллектуальной собственности

13 февраля 2018

Конституционный суд Российской Федерации (КС РФ) своим постановлением от 13 февраля 2018 года ограничил права владельцев товарных знаков. В частности, он разрешил российским судам не назначать компенсации правообладателям, если требования последних «могут создавать угрозу для конституционно значимых ценностей». Такое решение было вынесено высшим органом конституционного контроля при рассмотрении дела о параллельном импорте.

Постановление Конституционного суда было вынесено по жалобе ООО «ПАГ», которое, реализуя госконтракт, ввезло в Россию специальную бумагу марки Sony для аппаратов УЗИ. Бумага была легально произведена и приобретена у польской компании на законных основаниях, но ввезена в Россию без согласия владельца товарного знака.

Таким образом компания действовала по схеме параллельного импорта — ввезла на территорию России оригинальный товар, маркированный товарным знаком правообладателя, но без его разрешения, задействовав параллельные, альтернативные каналы, а не через работу с аккредитованным правообладателем дистрибьютором.

До сегодняшнего дня в России применялись одинаковые санкций за параллельный импорт и реализацию контрафактной продукции. Поэтому российский суд ввезённую бумагу арестовал и взыскал с компании-поставщика компенсацию в пользу правообладателя в размере 100 тыс. рублей. Вышестоящие суды с таким решением согласились.

Рассмотрев дело, Конституционный суд запретил применять одинаковые санкции за параллельный импорт и реализацию контрафактной продукции, а также дал толкования норм Гражданского кодекса Российской Федерации о праве на товарный знак, которые существенно ограничили правообладателей.

При этом Конституционный суд исходил из того, что «правообладатель может недобросовестно использовать исключительное право на товарный знак и ограничивать ввоз на внутренний рынок России конкретных товаров или реализовывать ценовую политику, состоящую в завышении цен на российском рынке».

КС особо отметил, что «особую опасность такие действия могут приобретать в связи с применением каким-либо государством санкций против Российской Федерации».

В результате КС ввёл для правообладателей следующие ограничения:

«В случаях недобросовестного поведения правообладателя товарного знака должны быть использованы гражданско-правовые институты противодействия злоупотреблению правом. Суд может отказать правообладателю в иске полностью или частично, если выполнение его требований может создать угрозу для конституционно значимых ценностей. При решении вопроса о размере ответственности импортера суды обязаны учитывать фактические обстоятельства дела. Не допускается применение одинаковой гражданско-правовой ответственности к импортеру, ввозящему оригинальную продукцию без согласия правообладателя, и к импортеру, ввозящему поддельную продукцию. Кроме случаев, когда убытки от ввоза такого товара, сопоставимы с убытками от ввоза поддельной продукции. Федеральный законодатель вправе дифференцировать размер ответственности в зависимости от характера нарушения права правообладателя.»
 

ИсточникиПравить

Комментарии

Викиновости и Wikimedia Foundation не несут ответственности за любые материалы и точки зрения, находящиеся на странице и в разделе комментариев.