Кремлевская битва за историю

23 апреля 2020 года

VOA logo.svg

Политике российских властей применительно к истории, в первую очередь – к истории Второй мировой войны, была посвящена дискуссии, прошедшая накануне в формате онлайн-семинара под эгидой Московского Центра Карнеги.

Своеобразным камертоном дебатов стала статья журналиста, руководителя программы «Российская внутренняя политика и политические институты» Московского Центра Карнеги Андрея Колесникова «История под ружьем: несекретная война Кремля». Дискуссия транслировалась в прямом эфире на канале Youtube.

В своей статье Андрей Колесников утверждает, что политика Кремля в исторической сфере используется в качестве одного из основных инструментов идеологической консолидации населения и укрепления позиций как власти в целом, так и лично президента России Владимира Путина. По его словам, битва на полях памяти становится все более агрессивной и ожесточенной, ее актуальность усиливается в связи с приближающимися торжествами по поводу 75-летия победы в Великой Отечественной войне, а сама история оказалась в центре политических дискуссий.

«Став с недавних пор внутри- и внешнеполитическим оружием Кремля, она превратилась в абсолютно самостоятельную «отрасль», – пишет он. – Уже не столько векторы внутренней и внешней политики определяют отношение к истории, а сама заранее сформулированная историческая мифология во многом определяет политические шаги».

Историческая память в ее официозном варианте мобилизуется на войну с западными, «фальсифицированными» или просто детализированными интерпретациями истории, «принижающими величие и единство страны», считает Андрей Колесников: «Подобного рода практики исторической политики в принципе характерны для любых государств, выстраивающих свои пантеоны героев и корректирующих национальную историю в соответствии с политической конъюнктурой, что может не совпадать с историческими приоритетами других стран. Однако специфика именно сегодняшней российской ситуации состоит в высочайшем градусе политизации и мифологизации исторических сюжетов и агрессивности исторической политики».

Сегодня оценки тех или иных событий прошлого нередко меняются на прямо противоположные, то, что раньше было стыдным и скрывалось, теперь преподносится в позитивном ключе, отмечает журналист, который в качестве наглядного примера приводит, в частности, отношение к пакту Молотова – Риббентропа. Кроме того история, на его взгляд, используется для политических мобилизационных целей – как технология увеличения поддержки власти: «Эта задача в политтехнологическом смысле решаемая, ведь основным источником знаний об истории и главным «историком» страны, на которого ориентируется массовое сознание, оказывается лично президент России».

Вместе с тем Андрей Колесников сетует, что массовые знания об истории страны становятся все более приблизительными.

«Но основная проблема даже в другом: они замещаются упрощенными, плакатного уровня пропагандистскими мифами. В политический и вербальный оборот возвращаются клише сталинских времен и идеологизированные версии ключевых событий истории (например, реанимация мифа о том, что ответственность за расстрел поляков в Катыни несут немцы, а не сталинский НКВД)», – резюмировал эксперт Московского Центра Карнеги.

Участник видеконференции, профессор факультета политических наук Европейского университета, член Совета Российского общества историков США Иван Курилла заметил, что в Кремле используют историю Второй мировой войны как доминирующий миф или основание, «как говорят антропологи современного российского режима». Как ему представляется, именно поэтому власти так рьяно защищают придуманные ранее версии тех или иных событий.

«Они даже вводят уголовную ответственность за «фальсификацию» истории, – констатировал он в комментарии для Русской службы «Голоса Америки». – Потому что на этом, как считается, режим стоит идеологически. Я-то на самом деле полагаю, что если бы в Кремле больше заботились о будущем, то не надо было бы так сильно опираться на прошлое».

Однако у властей нет четкой концепции будущего, поэтому они цепко хватаются за мифологизированную историю Второй мировой войны», заключил Иван Курилло.

С точки зрения тележурналиста, члена Комитета гражданских инициатив Николая Сванидзе, сегодняшняя политика Кремля по отношению к истории обусловлена прежде всего тем, что власть черпает свою идеологическую основу из советского прошлого. «Плюс к этому советская трактовка исторических событий удовлетворяет власть своей антизападной направленностью, своей имперскостью, державностью, обособленностью от окружающего мира, – уточнил он в комментарии «Голосу Америки». – В общем, все те характеристики, которые соответствовали позиции советского руководства¸ прежде всего сталинского, соответствуют и позиции нынешнего руководства. Это далеко не идентичные режимы, они очень разные. Но их и многое роднит».

Поэтому нужно ожидать только того, что в дальнейшем будет последовательное движение в выбранном направлении, что касается исторических интерпретаций, подчеркнул Николай Сванидзе.

«Подобная политика рассчитана на массовую аудиторию, среди которой далеко не все пользуется интернетом, и на эмоциональное восприятие. Потому что есть же ряд тем, в которых давно все известно. Скажем, тема Катыни. Доказано, что расстрел (польских граждан) был осуществлен сотрудниками НКВД по приказу Политбюро (ЦК компартии), а вовсе не немцами. Тем не менее до сих пор даже на государственном уровне в СМИ утверждается обратное».

Это на самом деле иррационально, но довольно эффективно, обобщил журналист.

13 апреля демократ от штата Нью-Джерси Боб Менендес и председатель Комитета по международным отношениям республиканец Джим Риш от штата Айдахо присоединились к сенатору-демократу Ричарду Дербину от штата Иллинойс, внеся в Сенат США резолюцию, посвященную 80-летию Катынской резни.

Спустя восемьдесят лет после того, как 22 000 польских военнослужащих и гражданских лиц были казнены советскими войсками, двухпартийная резолюция воздает долг чести и памяти их жизни и наследию, и особо отмечает тех, кто боролся, чтобы рассказать правду о Катынской резне, несмотря на советскую кампанию сокрытия.

Резолюция, которая также осуждает усилия нынешнего российского правительства по распространению дезинформации об истории Второй мировой войны, будет официально представлена после возобновления работы Сената.

 

ИсточникиПравить

Эта статья содержит материалы из статьи «Кремлевская битва за историю», опубликованной VOA News и находящейся в общественном достоянии (анг., рус.). Автор: Виктор Владимиров.
Эта статья загружена автоматически ботом NewsBots и ещё не проверялась редакторами Викиновостей.
Любой участник может оформить статью: добавить иллюстрации, викифицировать, заполнить шаблоны и добавить категории.
Любой редактор может снять этот шаблон после оформления и проверки.
 

Комментарии:Кремлевская битва за историю