Открыть главное меню

Марат Агинян: Реабилитация – это когда любой человек пересматривает самого себя

21 января 2014

Чарли Армстронг и Мари Балак
Девиз «Центра здоровой молодёжи»: «Великой стране — здоровая молодёжь!»

В подмосковном доме отдыха «Покровское» прошёл очередной зимний лагерь «Центра здоровой молодёжи» (ЦЗМ), на который съехались выздоравливающие зависимые из десятков центров ЦЗМ. Общее число гостей приближалось к 1 000 человек.

Благотворительный фонд по формированию здорового образа жизни «Центр Здоровой Молодёжи» (ЦЗМ) — российская некоммерческая организация, занимающаяся социальной реабилитацией больных наркоманией и алкоголизмом.

За девять лет работы фондом было открыто 40 реабилитационных центров, в которых прошли курс реабилитации свыше 5 тыс. больных[1].

Отличительной особенностью реабилитационной программы ЦЗМ являются терапевтические лагеря, которые несколько раз в год собирают одновременно более 1 000 химически зависимых людей. Используются элементы программы «12 шагов» (по которой работает общество «Анонимных алкоголиков»), арт-терапия и другие.

В работе Фонда активно участвуют известные актёры, спортсмены, ведущие российские наркологи и учёные. В попечительский совет ЦЗМ входят Армен Джигарханян, Юлий Гусман, Ксения Раппопорт, Игорь Крутой и другие деятели культуры и искусства. Председателем Попечительского совета является популярный телеведущий и продюсер Алексей Лысенков.

Викиновости взяли интервью у психиатра-нарколога ЦЗМ Марата Агиняна, а также задали несколько вопросов певцу Чарли Армстронгу (англ. Charlie Armstrong; Отнил Прайс — англ. Otneall Prise), который вместе с певицей Мари Балак выступил на открытии лагеря.

Марат АгинянПравить

 Дмитрий Рожков : Марат, расскажите немного о «Центре здоровой молодёжи». Что это за центр, как давно существует, как пришла идея?

Марат Агинян: ЦЗМ — благотворительный фонд, занимающийся реабилитацией зависимых людей: алкоголиков, наркоманов, игроманов и других. ЦЗМ существует уже 10 лет. Начиналось всё на азарте, на вере, на молитве и на очень слабых программах. Что было, с тем и работали. Собрались несколько наркоманов и объявили, что выздоровеют. Потом кто-то им принёс ещё какие-то программы, потом ещё. И постепенно у них появилась некая своя программа. Она начала совершенствоваться. Её проработали и доработали первые наркологи страны: профессор Е. А. Кошкина, В. Б. Альтшулер и многие другие.

 Дмитрий Рожков : Расскажите поподробнее о программе.

Марат Агинян: Вся программа базируется на так называемой био-психо-социо-духовной модели (англ. Biopsychosocial model — Викиновости). Эта модель имеет примерно пятидесятилетнюю историю. Обосновал её психолог Джордж Энджел (англ. George L. Engel — Викиновости). Согласно этой модели, когда мы говорим, что человек болен, нужно рассматривать всю целостность человека. Человек болен — и телом, и психикой, и социально, и духовно.

 Дмитрий Рожков : Правда ли, что в основе программы лежат религиозные практики?

Марат Агинян: В программе есть религиозные компоненты. Поскольку самые первые лица в ЦЗМ развивались по религиозно-протестантской модели, то какое-то время Центр испытывал проблемы конфессионального характера. В 2007 году встал выбор: религия или трезвость. Ребята выбрали трезвость и отказались от протестантской модели. На данный момент в ЦЗМ входят более 40 центров — в России, Украине, Белоруссии, Абхазии, Болгарии, Германии, Израиле. Каждый год открываются один-три центра. Большинство из них светские. Есть православные центры, есть два мусульманских центра. Человек может выбирать. И даже если центр религиозный, то этот компонент в нём не превалирует. В православном центре — три раза молиться перед едой, один раз перед сном и раз в неделю послушать священника, в этом вся религиозность. Всё остальное — трезвость.

 
Безалкогольный бар

 Дмитрий Рожков : А как наркоман, скажем, с десятилетним стажем может перейти в трезвость?

Марат Агинян: Много лет назад двое учёных, Прочаска (англ. James O. Prochaska — Викиновости) и Карло Диклементе (англ. Carlo C. DiClemente — Викиновости), предложили оптимистичный подход и стали изучать опыт тех, у кого это получилось. Они отобрали несколько тысяч курильщиков и стали отслеживать, какие стадии они проходят от зависимости к полной свободе. Потом такие же наблюдения были проведены над алкоголиками и героиновыми наркоманами. Оказалось, что все зависимые на пути к освобождению проходят одинаковые стадии. Эти стадии были названы и изучены, исследованы плюсы и минусы, разные подводные камни. И оказалось, что если человека с любой сложностью зависимости проводить по этим стадиям, то у него есть стопроцентный шанс перейти в стабильную трезвость. Это научная теория, она называется «Транстеоретическая модель изменения поведения» (англ. Transtheoretical model — Викиновости). Российская же парадигма все 38 лет говорит, что ваша зависимость непреодолима: это хроническая болезнь, она имеет ремиссии и обострения, и в целом она прогрессирует. Это очень пессимистичная парадигма, и можно сказать, что теперь она завершилась. У нас есть опыт сотен наркоманов с десяти- пятнадцатилетним стажем, которые стабильно перешли в трезвость. Они не курят, не пьют, не употребляют наркотики, не ругаются матом. У них высокие нравственные ориентиры. Это люди, которые пересмотрели себя, свою жизнь, выбрали новые убеждения, новые принципы, новую личностную парадигму. Этот опыт нельзя игнорировать. Пессимистическая парадигма скоро окончательно отомрёт, и я буду участвовать в её разрушении.


 Дмитрий Рожков : А как возникла идея проводить такие лагеря? Для чего они нужны?

Марат Агинян: Идея терапевтического лагеря непонятно откуда взялась, может быть, она даже не имеет предшественников. Кто-то из организаторов предложил собираться один-два раза в год. И в лагерь съезжаются со всех центров. На первом лагере собралось человек сорок, на втором двести, сейчас 700 или даже 900 человек. Когда в одном месте собираются 700 выздоравливающих зависимых, устраивают самодеятельность, приглашают знаменитостей, политиков… Когда они все встречают друг друга, все занятые одним делом, появляется особая энергетика, особая надежда двигаться вперёд, особая уверенность. Лагеря особым образом заряжают реабилитантов и особенно их родителей. С родителями мы работаем отдельно, они ведь поначалу не верят ни во что. У них есть своя проблема, называется «созависимость». За этим словом весь набор сотен изменений — эмоциональных, ментальных, поведенческих — у родителей. Они точно также нуждаются в помощи.

 Дмитрий Рожков : Что вы можете сказать о людях, прошедших реабилитацию?

Марат Агинян: Все люди в этом зале — они или кололись, или бухали, или ещё что-то. Я по своей работе окружён ими. Могу сказать, что им можно доверять. Я никогда не видел от них обмана или чего-то такого, что мы привыкли видеть в социуме. Мне приятнее с ними общаться, чем с так называемым обывателем. Они были на самом дне, в самой грязи и оттуда каким-то образом поднялись. Они принципиально не могут обмануть, потому что это путь туда. Они этого делать не будут. И я бросил клинику, пришёл к ним и буду очень сильно им помогать. Потому что то, что они делают, близко моим идеалам. Мы привыкли осуждать. Осуждать не моё право. Как бы ни ошибался человек, если он это осознаёт, с ним можно работать, и он изменится. Я видел, как менялись люди, на которых все поставили крест — и они сами, и родители, и врачи… Я и многие мои коллеги стали понимать, что философия реабилитации выходит за рамки проблемы зависимости. Реабилитация — это когда любой человек пересматривает самого себя. Вдруг думаешь: «А я ведь не тем путём иду. Я ведь не этого хотел, когда был ребёнком. Пойду-ка я в другую сторону».

Чарли АрмстронгПравить

 Дмитрий Рожков : Скажите, Чарли, как вы узнали об этой акции, о центрах реабилитации и этом лагере?

Чарли Армстронг: Я узнал об этом от моего друга, Мари Балак. Она пригласила меня поддержать сегодняшнее открытие и выступить вместе с ней. Конечно, мне поступает много предложений поучаствовать в разнообразных благотворительных программах, но я принял это предложение, потому что она мой друг. Мои агенты сказали мне, что я могу сделать что-то хорошее для этих людей, дать им некий импульс, заряд для дальнейшего движения, для продолжения нужного и правильного дела.

 Дмитрий Рожков : Вы известный клубный исполнитель. Вы впервые участвуете в таком масштабном гуманитарном благотворительном проекте?

Чарли Армстронг: Нет. У меня есть свой благотворительный фонд «Дети этой Земли». Он тесно связан с приютами для детей наркозависимых родителей. Мне было очень интересно узнать, откуда это всё идёт. И я буду продолжать посещать эти мероприятия. И вообще я много выступаю с благотворительными программами.

 Дмитрий Рожков : Вам близки люди, попавшие в трудную ситуацию и сумевшие из нее выйти или, по крайней мере, пытающиеся из нее выйти. А в вашей жизни были трудные ситуации, которые вы преодолели?

Чарли Армстронг: Да. У меня был очень близкий друг, он умер от передозировки наркотиков. Некоторые члены моей семьи имели проблемы с наркотиками. Но, пожалуй, самая тяжёлая ситуация была, когда моя няня, которая обо мне заботилась, погибла в автокатастрофе. Причём она не умерла сразу, а промучилась полчаса, испытывая страшную боль. И умерла от болевого шока. Прошло много лет, но меня это не отпускает, и я вновь и вновь возвращаюсь к этому. И каждый раз, когда я вспоминаю об этом, я начинаю напевать её любимую песню, I Come To The Garden Alone (I Come To The Garden Alone на YouTube — Викиновости). Но здесь я ведь не один, здесь я вижу всех этих людей, которые стремятся жить, жить без наркотиков. Это тяжёлая битва для них. И делаю для их поддержки всё что могу, потому что они очень нуждаются в поддержке в этой битве.

 Дмитрий Рожков : Уверен, что великий Луи Армстронг гордился бы вами.

Чарли Армстронг: Я тоже очень горжусь своим дедушкой.

 Дмитрий Рожков : Что бы вы могли сказать всем зависимым, тем кто признал эту проблему и начал с ней бороться, или может быть, ещё даже не видит проблемы, хотя где-то в глубине души догадывается о ней.

Чарли Армстронг: Тем кто ещё не попал в зависимость, я могу сказать только одно — не делайте глупостей. Даже не начинайте, даже не пробуйте, даже не пытайтесь выяснить, что будет, если начать. Тех кто уже преодолел зависимость, я призываю не скрывать свой опыт, делиться своей историей с другими. Тем же, кто ведёт борьбу, я хочу сказать: вы не одиноки. Мы здесь, чтобы помочь вам в вашей битве.

 

СсылкиПравить

См. такжеПравить

ПримечанияПравить

ИсточникиПравить

  Эксклюзивное интервью

Это эксклюзивное интервью Викиновостей.

 

Комментарии

Викиновости и Wikimedia Foundation не несут ответственности за любые материалы и точки зрения, находящиеся на странице и в разделе комментариев.