Открыть главное меню

Можно ли закрыть Россию от притока информации извне?

20 августа 2014

Интернет-кафе в Колумбии в 2010 году

Арт Сильверблатт (англ. Art Silverblatt), профессор Университета Вебстер (англ. Webster University) занимается изучением средств массовой информации. Он — автор нескольких книг. В эксклюзивном интервью Русской службе «Голоса Америки» Сильверблатт обратился к вопросу о том, какие шансы есть у властей России добиться контроля над Интернетом.

Алекс Григорьев: В последние годы Россия ужесточила контроль над Интернетом — к последним шагам в этом направлении относится требование получать доступ к вай-фаю по паспорту. К чему, на ваш взгляд, это может привести?

Арт Сильверблатт: Людей всегда волнует вопрос о нарушениях их права на неприкосновенность частной жизни. Особенно — молодых людей. Они считают, что им нечего скрывать. Поэтому всегда вызывает недовольство появление неких сил, которые намереваются контролировать эту сферу. В США подобными делами занимаются корпорации — они делают это ради прибыли. Однако эти же методы могут быть с легкостью применены и в политических целях, что и делается в России и других местах.

И в мире сложилась уникальная ситуация, которую я называю «медийным пинг-понгом». О чём идет речь? Когда те или иные государства разрабатывают технологии, предназначенные для заглушки Интернета и иные вещи, целью которых является ограничение свободы слова, происходит следующее: активисты — талантливые молодые люди — придумывают технологические методы обхода этих запретов. Это, в свою очередь, заставляет власти придумать новые способы блокировки потоков информации, которые потом вновь учатся обходить. То есть, все происходит как в игре в настольный теннис.

Но даже если власти способны установить контроль над Интернетом, то Интернет просто прекращает свое существование. Он превращается в Интранет. Интернет способствует появлению новых технологий, он ускоряет процессы, с помощью которых возможно обойти цензурные преграды.

Алекс Григорьев: Возможно ли определить точность информации в Интернете?

Арт Сильверблатт: Очень важно помнить, что Интернет — всего лишь канал коммуникации. Он способен помогать и хорошему, и плохому. Мы изучаем эту среду, чтобы понять: кто создает послание? Как это послание распространяется? Кто становится его аудиторией? Какую точку зрения оно пропагандирует? Если сделать это, то можно установить необходимые фильтры и приобрести некую автономию от того, что было кем-то сказано. Благодаря этому аудитория способна получить некоторые рычаги контроля над ситуацией.

В городе Фергюсоне происходят волнения. Это прекрасный способ оценить, как распространяются различные точки зрения. Как известно, молодой человек был застрелен полицейским. Полиция распространила некие доказательства, согласно которым, чуть ранее он зашел в магазин, и согласно полиции, совершил ограбление. То есть подчеркивается, что убитый был виновен в совершении преступления, и таким образом косвенно оправдываются действия полицейского. Газета «Нью-Йорк Таймс» опубликовала статью, в заголовке которой указывается, что молодой человек предположительно совершил ограбление. А газета «Сент-Луис Пост Диспетч» к ее чести напечатала статью, в которой говорится, что предположительно этот молодой человек занимался магазинными кражами. Разница в понятиях «ограбление» и «магазинная кража» весьма значительна. Ограбление — это преступный акт, магазинная кража — это акт глупости. Этот парень похитил коробку сигар. Он не взял денег, он никому не нанес вреда! То есть полиция и «Нью-Йорк Таймс» озвучили версию событий, которая фактически оправдывает действия полицейского.

Алекс Григорьев: Представители российской власти неоднократно призывали к обеспечению «информационного суверенитета России». Можно ли закрыть страну от притока информации извне?

Арт Сильверблатт: Нет, это абсолютно невозможно. Это не независимость, это изоляция. Россия не будет независимой, она будет лишь представлять жителям страны официальную точку зрения и не допускать появления конкурирующих мнений. По сути, это борьба с «двоемыслием» и установление большего контроля со стороны российской власти, что звучит ужасающе. Это очень большой шаг назад. Нет никаких шансов достичь этой цели, потому что люди всегда будут иметь доступ к иным точкам зрения. Но сама мысль об установлении подобного контроля — неправильна.

Алекс Григорьев: Как давно государства пытаются установить контроль над распространением информации?

Арт Сильверблатт: Это очень старый феномен. Этим занимался еще Советский Союз, который предпринимал всевозможные усилия, чтобы контролировать потоки информации. Этим занималась нацистская Германия… Это делалось и делается для того, чтобы влиять на то, как люди думают.

Но цифровые СМИ демократичны по определению. Их невозможно контролировать. Это не удается делать даже в Северной Корее, которая достигла абсолютных вершин в этом деле.

Если предоставляемая властями информация не соответствует реальности, то люди просто перестают ей доверять. Если люди захотят что-то узнать, они это узнают.

Цифровой мир ныне настолько взаимосвязан, что санкции Запада обязательно начнут оказывать очень серьезный эффект на Россию. Их влияния не удастся скрыть, что создаст большие проблемы для Путина.


 

ИсточникиПравить

  Эта статья содержит материалы из статьи «Интернет и «медийный пинг-понг»», опубликованной VOA News и находящейся в общественном достоянии (условия на английском и на русском).
Автор текста: Алекс Григорьев
 

Комментарии

Викиновости и Wikimedia Foundation не несут ответственности за любые материалы и точки зрения, находящиеся на странице и в разделе комментариев.