Одиночному пикетчику в Екатеринбурге утвердили обязательные работы

28 апреля 2021 года
28 апреля 2021 года судья Свердловского областного суда Юлия Филиппова оставила фактически без изменения решение о назначении 30 часов обязательных (неоплачиваемых общественных) работ Евгению Коломытцеву, который 31 января 2021 года в одиночном пикете с призывом не участвовать в акции за освобождение политика, который донес на Тесака. Корреспондент Викиновостей посетил судебное заседание.

Судья Свердловского областного суда Юлия Филиппова (фото с другого процесса)

31 января 2021 года в ряде городов России прошла вторая общероссийская несанкционированная массовая акция за освобождение одного из политиков. По официальным данным на этой акции были задержаны 83 человека. На большинство из них составили протоколы по «митинговой» статье 20.2 КоАП РФ.

Среди задержанных были люди, которые стояли с плакатами против этого политика по ходу шествия. На них также составили протоколы как на участников акции в поддержку Навального.

Верх-Исетский районный суд прекратил за отсутствием состава правонарушения дела в отношении троих противников политика (задержанных на акции 31 января 2021 года) — Вадима Панкратова, Игоря Сотникова и Феоклины Ждановой. При этом Сотников и Жданова выражали в ходе акции солидарность с Росгвардией.

Решение в отношении Ждановой было обжаловано полицией в Свердловский областной суд, который оставил его без изменения.

Иная судьба ждала двух других противников акции — активистов движения «Россия Консервативная» — Евгения Коломытцева и Ивана Пажаева. Оба они выступали против политика, но совсем по другой причине, чем Сотников и Жданова.

Плакат, который держал Коломытцев, сообщал екатеринбуржцам, что опальный политик сам в свое время донес на активиста Тесака — указав, что в отношении Тесака надо возбудить уголовное дело по статье 282 Уголовного кодекса Российской Федерации. Донос был результативным — дело было возбуждено, Тесак был осужден и позднее скончался в заключении.

По версии защиты, Коломытцеву не нравилось то, что политик, освобождения которого требовали протестующие, призывает к отмене статьи 282 Уголовного кодекса Российской Федерации, а сам способствовал осуждению другого политика по этой самой статье.

Однако судья Кировского районного суда Денис Абашев назначил обоим — Пажаеву и Коломытцеву — по 30 часов обязательных работ. 20 апреля 2021 года судья Свердловского областного суда Наталия Краснова рассмотрела апелляционную жалобу Ивана Пажаева на решение о работах и оставила его без изменения.

28 апреля 2021 года судья Свердловского областного суда Юлия Филиппова рассмотрела жалобу Евгения Коломытцева на решение о работах.

Сначала судья огласила материалы дела, причем в «обвинительном ключе»: как будто Коломытцев уже ей признан виновным (лишь в конце судья сделала оговорку. что этот вывод сделан по версии суда первой инстанции).

Адвокат Александр Ломакин просил решение о работах отменить и производство по делу прекратить. Ломакин указывал, что 31 января 2021 года был одиночный пикет Евгения Коломытцева.

Пикет проходил у резиденции губернатора Свердловской области, расположенной на берегу Городского пруда. Коломытцев держал плакат, напоминающий всем, что опальный политик донес на Тесака.

Пикет начался, когда акция сторонников политика еще не проходила. Однако внезапно толпа сторонников политика бросилась по льду Городского пруда. Как сообщила одна из активисток, толпу выгнала на лед Росгвардия.

В результате толпа активистов оказалась около Коломытцева. Он свернул плакат. Однако в итоге был доставлен в полицию. где на него составили протокол по части 5 статьи 20.2 КоАП РФ.

Адвокат отметил, что в решении судья Кировского районного суда даже не отразил доводы Коломытцева. Кроме того, Ломакин отметил, что запрещено назначать по статье 20.2 КоАП РФ обязательные работы, если привлекаемое лицо не нанесло вреда жизни или имуществу граждан. Такой вред Коломытцеву не вменялся.

Судья Юлия Филиппова стала допрашивать Коломытцев. Она отметила, что хотя акция 31 января 2021 года была не согласована властями, но ведь ее маршрут из СМИ был заранее известен. Филиппова спросила — почему Коломытцев не провел акцию, например, «возле зоопарка».

Видеозаписи из дела Филиппова просматривать в заседании не стала, сославшись на статью 30.6 КоАП РФ. Объяснение странное, так как статья 30.6 КоАП РФ не содержит указания на право судьи при рассмотрении жалобы на постановление не исследовать доказательства по делу.

Адвокат Ломакин обратил внимание судьи Филипповой, что Верх-Исетский районный суд прекратил производство в отношении Панкратова, Сотникова и Ждановой. Причем дела этих троих были похожи на дело Коломытцева — все трое стояли в одиночных пикетах с плакатами прямо противоположными тематике несогласованной акции.

Ломакин отметил, что Свердловский областной суд проверил дело Ждановой и оставил решение в силе. Ломакин отметил, что хотелось бы видеть «некое единообразие» по такого рода делам в судебной практике.

Ломакин подчеркнул, что не хотел бы с такими аргументами идти в кассацию — вышестоящую по отношению к Свердловском областному суду инстанцию.

В итоге Юлия Филиппова вынесла решение — решение Кировского суда изменить — указать, что плакат против политика-оппозиционера, изъятый у Коломытцева, следует хранить в материалах дела. В остальном решение оставить без изменения, а жалобу Коломытцева без удовлетворения.

Защитник Ломакин уже сообщил, что подаст жалобу на это решение в Седьмой кассационный суд общей юрисдикции.

 

ИсточникиПравить

 
Эту статью написал Иван Абатуров специально для Русских Викиновостей. Она содержит ранее не публиковавшиеся материалы или исследования, источником которых является сам автор. Вы можете свободно без согласования и выплаты вознаграждения копировать, распространять и изменять эту статью в любых целях, включая коммерческие, однако вы обязаны указать автора, источник и лицензию. Например, так: Иван Абатуров; Викиновости; CC BY 2.5. Вы также должны обозначить изменения, если таковые были сделаны. Лицензии изображений уточняйте на их страницах на Викискладе.
 

Комментарии

Викиновости и Wikimedia Foundation не несут ответственности за любые материалы и точки зрения, находящиеся на странице и в разделе комментариев.