Первый шведский астронавт рассказывает о своём полёте

3 февраля 2007 года

Другие новости космонавтики

<dynamicpagelist> category = Опубликовано category = Космонавтика count = 3 orcer = addcategory suppresserrors = true namespace = Main addfirstcategorydate = true </dynamicpagelist>

Dawn of the Space Age.jpg
Также посетите портал «Космос»
Другие новости науки

<dynamicpagelist> category = Опубликовано category = Наука и технологии count = 5 orcer = addcategory suppresserrors = true namespace = Main </dynamicpagelist>

Также посетите портал «Наука»

В пятницу 22 декабря 2006 года первый шведский астронавт Кристер Фуглесанг возвратился на Землю из своего космического путешествия. На шаттле «Дискавери» STS-116 Фуглесанг совершил космический полёт, который продолжался 13 суток, и во время которого была осуществлена стыковка с Международной космической станцией. Во время полёта Фуглесанг три раза выходил в открытый космос для выполнения работ на внешней поверхности станции.

Кристер Фуглезанг — первый астронавт Швеции.

«Я наслаждался каждой минутой полёта. Я благодарен всем, кто помог мне осуществить это. В особенности всем сотрудникам Европейского космического агентства, которые поддерживали меня много лет».

Что вы ощущали во время старта шаттла?

«Старт — это нечто особенное! Я не нервничал, что для меня самого было удивительным. В первый момент я действительно не верил, что мы стартуем, я предполагал, что из-за плохой погоды старт вновь будет перенесён. Старт может быть отменён даже за одну секунду до расчётного времени, например из-за какой-нибудь технической проблемы, пока не включились твёрдотопливные ускорители. Как только мы начали подъём — это было, конечно, замечательное чувство — 'Да! Мы действительно поехали!'. Когда мы вышли на космическую орбиту — все кричали и смеялись».

Каковы ваши впечатления, когда вы увидели станцию?

«Сначала это была только очень большая яркая звезда, когда вы приближаетесь к станции, становятся видны детали, станция становилась всё больше и красивее. Когда вы приближаетесь в станции во время стыковки, она выглядит очень большой!»

Каковы ваши впечатления, когда вы вошли в станцию?

«Вы вступаете в лабораторию — это такое большое пространство, что вы можете находиться в середине и не можете дотянуться до стен. В течение первых минут ощущается небольшое головокружение, потому что в шаттле намного теснее».

Могли бы вы описать ощущения, которые вы имели, когда вы из шлюзовой камеры впервые выплыли в безвоздушное пространство?

«Это несколько отличалось от того, что планировалось! Мы имели очень хорошо составленный план работы для первого выхода в открытый космос. Однако во время открытия выходного люка у нас возникли проблемы. Я должен был выйти из шлюза, чтобы устранить эту проблему. Эти действия мы не тренировали при подготовке, поэтому я был не уверен, что смогу сделать всё правильно. Но это мне удалось, и это придало мне дополнительную уверенность в себе».

«Это замечательное ощущение, когда вы в открытом космосе, и вы можете видеть одновременно Землю и большую станцию. Передвигаясь вдоль поручней, я наслаждался этим зрелищем. Вы можете только слегка оттолкнуться, и вы плывете несколько метров, ничего не касаясь».

Как вы чувствовали себя после второго выхода в открытый космос, когда вы возвратились внутрь корабля?

«Было немножко грустно. Особенно потому, что мы имели достаточно ресурсов, чтобы оставаться вне корабля в течение ещё одного часа, и я надеялся, что они придумают что-нибудь, что надо будет сделать, но этого не произошло. Я старался оставаться в открытом космосе так долго, пока это было возможно, прежде чем мы должны были возвращаться в корабль. Я был очень рад, когда получил возможность осуществить третий выход в космос!»

Вы напряженно готовились к своему полёту. Было ли что-либо, что вас особенно удивило?

«Кое-что, например было сложно ходить в туалет… особенно то, что американцы называют 'число 2s'. Из-за невесомости в кишечнике нарушаются нормальные пути, поэтому вы должны постараться, чтобы всё получилось. Иногда это не очень удобно».

Была ли у Вас возможность наблюдать Землю, и что произвело на вас самое большое впечатление?

«Я не имел столько времени , как бы мне хотелось: было очень много работы. Немного больше времени для наблюдения Земли у нас было после расстыковки. Наиболее интересно было, когда я рассматривал Швецию. Особенно красиво выглядел рассвет над Швецией».

«Один из самых красивых моментов был в последний день полёта. Над Европой была ночь. Мы пролетали над Ирландией, над Англией, я мог наблюдать Лондон. Мы могли ясно видеть Нидерланды, потому что там было много света. Я наблюдал все скандинавские страны, даже южное побережье Норвегии, хотя над Осло были облака, но они были освещены. Я видел южную половину Швеции, Финляндию и Хельсинки. На противоположной стороне залива — Таллин и Санкт-Петербург. Это точно так же как будто летишь над картой. Свет указывает вам, где находятся города, и только над водой полная темнота — это было красивое зрелище».

Чем вы занимались после приземления?

«Мы вернулись в NASA на Рождество и прошли некоторые медицинские тесты, затем 26 декабря мы начали проходить полные медицинские обследования. 27 декабря мы начали встречаться для подготовки отчетов о полёте. Я имел только четыре свободных дня для встречи Нового года. Потом мы каждые день подводили итоги полёта. Я только что возвратился из Европейского центра астронавтов в Кёльне (Германия), где мы также делали отчет».

О чём вы сообщали в своих отчётах?

«О некоторых незначительных технических проблемах, которые случились, например о камере, которая сломалась во время выхода в открытый космос. В целом экипаж выполнил работу отлично, это обеспечило успех всей экспедиции. Взаимодействие между нами и наземной командой было действительно хорошим — они доверяли нам, и мы доверяли им. Мы были не только продолжением их рук, но и как бы продолжением их мозгов. Совместное обдумывание и обсуждение проблем способствовало поиску лучшего решения.

Как проходила ваша адаптация к гравитации после приземления?

«Я ощущал некоторую потерю координации. Такое чувство, как после запоя. Но это быстро прошло. На второй день это было едва ощутимо, а не третий не было уже никаких ощущений. Первое время я бегал трусцой».

Когда ваша миссия закончится полностью?

Кристер Фуглезанг во время второго выхода в открытый космос. 14 декабря 2006 года.

«Она будет продолжаться по крайней мере до апреля. Наш экипаж планирует посетить все центры NASA. Мы планируем поездку в Европу, где посетим Скандинавию и Европейское космическое агентство. Есть ещё дела с обработкой данных, полученных во время полёта, это продолжится ещё несколько месяцев.

Предполагали ли вы, что ваш полёт будет с таким энтузиазмом воспринят в Швеции?

«За два месяца до полёта я видел, как постепенно возникал интерес, поэтому я ожидал этого — но я не мог себе представить, что до такой степени. Когда мы из космоса разговаривали по телефону с Принцессой и Заместителем Премьер-министра, это было действительно замечательно!"

Каковы ваши дальнейшие планы как астронавта?

«Я собираюсь пару месяцев провести в Европе, работая в Европейском космическом агентстве. Осенью я вернусь в Хьюстон и надеюсь быть включённым в экипаж для полёта на шаттле. Я был бы рад участвовать в долговременной экспедиции».

ИсточникиПравить