Открыть главное меню

30 марта 2017

Вечером, 28 марта 2017 года, в Москве на церемонии вручения российской кинематографической премии «Ника» многие лауреаты — известные режиссёры и актёры — выступили в поддержку задержанных в ходе антикоррупционных акций, прошедших 26 марта 2017 года в разных городах России, и призвали власть прислушаться к мнению участников манифестаций. По федеральным телеканалам церемония не транслировалась ни в прямом эфире, ни в записи.

Полицейский кордон на акции 26 марта 2017 года в Москве
Полицейские на акции 26 марта 2017 года в Москве
Полицейские на акции 26 марта 2017 года в Москве

Режиссёр Александр Сокуров, получивший премию в номинации «Честь и достоинство», в частности сказал:

Когда я звонил маме накануне отъезда, ей больше 90 лет, она меня просила: «Не выступай, ничего не говори». «Почему?» — я спросил. На что мама мне сказала: «Они тебя убьют».

— Почему, мама?

— Потому что ты всё время споришь с правительством, ты всё время недоволен чем-то.

Я говорю, что я не спорю, я излагаю свою точку зрения. И сегодня я хочу сказать, что я жду решения от президента <России Владимира Путина>, ответа на вопрос, который мы обсуждали, — судьба Олега Сенцова. И президент сказал, что он будет думать над этой проблемой. Но я это говорю, потому что я, как и многие из нас, в воскресенье смотрели то, что происходило в стране.

И мне кажется, что государство совершает большую ошибку, ведя себя столь фамильярно с молодыми людьми, со школьниками и со студентами.

Я говорю это, потому что я университетский человек. Я окончил курс в Кабардино-Балкарском университете, режиссёрская мастерская у нас. Юрий Камбулатович <Альтудов>, ректор, находится здесь, в этом зале. И я несколько лет был со студентами с нашими. Это ребята с Северного Кавказа. И я очень хорошо знаю настроения молодых людей. Не только там, но и настроения молодых людей в центральной части страны.

Нельзя начинать гражданскую войну среди школьников и студентов. Надо услышать их. Никто из наших политиков не желает их услышать. Никто с ними не разговаривает.

В течение многих лет я обращался к <бывшему губернатору Санкт-Петербурга Валентине> Матвиенко, обращался к нашему нынешнему губернатору <Георгий Полтавченко> с просьбой начинать разговаривать с молодыми людьми. Я никогда не получал положительного ответа. Они боятся это делать. Почему? Это невозможно уже больше терпеть. Это невозможно. И я хочу обратиться к нашим депутатам. К мужчинам-депутатам, потому что женщины такого закона нового не примут. Давайте мы примем закон, запрещающий арестовывать и вообще прикасаться к женщинам, девушкам, которые участвуют в общественных акциях. Если вы видели, что происходило…

Аплодисменты.

Если вы видели, что происходило в воскресенье, то вы видели, как много было вот этих жертв, когда за руки, за ноги хватали девчонок, школьниц, и тащили куда-то. Грубо. Это было насилие. Этих людей надо понимать. Они сейчас наконец-то поняли, что в стране происходит. Мы много раз, много лет говорили: «А где же вы? Где вы, студенты? Где вы, школьники? Вы замечаете, что вы внутри страны? Вы замечаете, что в этой стране происходит?» Было молчание, их не было. Вот они появились.

Но, конечно, наша главная с вами задача всё же не обсуждение политических контекстов, а мы с вами должны делать всё, чтобы гуманитарное развитие нашего общества, наших молодых людей происходило. Потому что всё, что связано с подменой просвещения, образования какими-то религиозными догматами, всё, что связано с борьбой и введением в гражданское и политическое пространство религиозных институций страны, ведёт к развалу страны. Я хочу обратить внимание на это. Я православным могу быть хоть на Северном полюсе, но Россия у меня здесь. И только здесь. Если здесь начнут люди выяснять какие-то такие отношения, то всё остальное перестанет вообще иметь какой-либо смысл.

И последнее: я отношусь к числу тех режиссёров, фильмы которых многие не любят. Ну, в общем, не очень показывают. Или совсем не показывают. Это тяжело. Это обидно сознавать, и некоторые, последние все фильмы я вынужден делать за пределами Отечества своего. Месяц назад я получил из Министерства культуры бумагу, которая гласит, что Министерство культуры солидаризируется с решением не показывать, например, «Русский ковчег» в Российской Федерации. Меня уже зазвонили какие-то люди…

Голос из зала: Кто?

Я не буду называть фамилий. Вы все прекрасно всё понимаете. Мне уже звонили, что, может быть, какие-то другие мои фильмы попадут под это клеймо. Ну я знаю, что в Чечне они не разрешены к показу. Но Чечня — особый сектор, не очень имеющий отношение к нашей стране. Все, кто сегодня занимается молодёжью, все, кто включён в жизнь студенчества, все, кто связан с образованием, — мы все с вами должны стоять прочно и в одном ряду. Мы должны бороться за силу просвещения. Только это избавит нас от возможной дикости, от возможных политических катастроф. Спасибо большое. Спасибо!

Слова Сокурова были встречены аплодисментами присутствовавших.

На акции в Москве

Режиссёр Алексей Красовский, лауреат премии «Открытие года» за фильм «Коллектор», со сцены призвал коллег по киноцеху повлиять на судьбу задержанных:

«Больше тысячи людей было задержано, это в два раза больше, чем здесь сидит, представляете? <…> Мне бы хотелось очень попросить вас использовать свою власть над умами, над чувствами этих людей, чтобы что-то изменить в судьбах этих людей.»

В том же духе выступили глава театра «Ленком» Марк Захаров:

«Счастлив, что Красовский сказал о некоторых наших болевых и тяжёлых проблемах нашей жизни.»

Коллег поддержала актриса Елена Коренева, победившая в номинации «Лучшая актриса второго плана» за роль в фильме «Её звали Муму». В своей речи Коренева вновь высказалась о судьбе режиссёра Олега Сенцова, а также двух других политзаключённых: Сергея Мохнаткина и Олега Навального.

Актриса Юлия Ауг, разделившая с Кореневой номинацию за фильм «Ученик», подчеркнула, что в этом году вручение премии превратилось в акцию протеста:

«Мне очень жаль, что телезрители не услышат речи Красовского, Сокурова и Кореневой. Я знаю, что это вырежут. Такого очень давно не было, чтобы «Ника» была акцией протеста. И этот факт значит, что нарыв созрел.»

Режиссёр Виталий Манский, получивший приз за документальный фильм «В лучах Солнца» о Северной Корее, сравнил жителей России и Северной Кореи и пришёл к выводу, что россияне сами виноваты в проблемах своей страны:

«Им так эта страна досталась, а мы-то нашу страну сами просрали, поэтому мы значительно хуже.»

Позже в интервью Ura.ru режиссёр Александр Митта поддержал Сокурова и призвал власть прислушаться к участникам антикоррупционных акций:

Александр Николаевич [Сокуров — прим. ред.] не устраивал политического демарша. Он лишь повторил то, о чём говорил неоднократно. К молодёжи надо относиться с любовью, надо слышать и слушать её. Я в этом с ним полностью солидарен.

Школьники и студенты, которые вышли на улицы, просто хотели задать вопросы и услышать ответы. Неправильно подавлять их порыв подобной жестокостью. Мы все должны стремиться к тому, чтобы понимать друг друга. Заставить сидеть всех по углам и не рыпаться всё равно не получится.

Как сообщила в среду в своей статье для The Washington Post главный редактор еженедельника The New Times Евгения Альбац, 26 марта только в Москве были арестованы более 1030 человек:

«В какой-то момент в самом центре Москвы полиция просто начала арестовывать людей, упаковывая их в автобусы с металлическими решётками на окнах. Некоторых била довольно сильно. Никто из протестующих не блокировал транспорт и не причинял никаких помех общественной жизни.»

По словам Евгении Альбац, впервые на демонстрацию вышли молодые люди, родившиеся после распада Советского Союза — «поколение, у которого нет личного опыта тоталитарного правления».

Задержание на акции в Калиниграде

Напомним, Госдепартамент США осудил массовые задержания в России.

На акции в Москве

Представитель внешнеполитического ведомства США Марк Тонер заявил:

«Соединённые Штаты решительно осуждают арест сотен мирных демонстрантов по всей России в воскресенье. Задержания мирных демонстрантов, правозащитников и журналистов является попранием основных демократических ценностей.»

В среду, 29 марта 2017 года, уважать свободу прессы призвала российские власти Международная неправительственная организация «Репортёры без границ», а эксперты ООН по правам человека призвали освободить мирных демонстрантов, задержанных в минувшие выходные во время антикоррупционных протестов по всей стране, и отменить уже вынесенные приговоры.

В России, тем временем, продолжаются дискуссии по поводу того, что стало первоосновой акций 26 марта. Руководитель фонда «Общественная экспертиза» Игорь Яковенко, в прошлом генеральный секретарь Союза журналистов России, считает, что здесь задействованы «комплексные причины».

Задержание Алексей Навального на акции в Москве

В интервью «Голосу Америки» он сказал:

«Одним из важных факторов стала очень технологично, точно и талантливо проведённая кампания, осуществлённая штабом Навального, профессионально сделанное расследование и блестящая его презентация, благодаря которой фильм о коррупции Медведева посмотрело 15 миллионов человек. Кроме того, важной составляющей масштабности акции стало то, что Алексей Навальный успел создать штабы своей избирательной кампании (в рамках президентской гонки) в целом ряде крупных городов страны. И это всё, разумеется, легло на благодатную молодёжную почву.»

Игорь Яковенко убеждён в том, что российская молодёжь оказалась в ситуации «украденного будущего»:

«Это уже стало общим местом. Потому что то, что происходит сейчас с нашим образованием, социальным лифтами — действительно полная катастрофа. У молодёжи, которая родилась при Путине и выросла при нём, нет совершенно никаких перспектив.»
Задержанные сотрудники Фонда борьбы с коррупцией (ФБК)

Поэтому расследование, проведённое Фондом борьбы с коррупцией (ФБК) Алексея Навального, очень точно попало в цель, резюмировал глава фонда «Общественная экспертиза».

Кроссовки — символ антикоррупционной акции

Руководитель программы «Поддержка политзаключённых и преследуемых гражданских активистов» центра «Мемориал», правозащитник и социолог Сергей Давидис полагает, что причин для организации протестных акций было более, чем достаточно:

«Тут и сама по себе оскорбительная тема коррупции во власти, о чём говорится в расследовании, и полное игнорирование властями вопросов, которые задавало в связи с этим общество. Это всё наложилось на общее ухудшение экономической ситуации в стране в сочетании с тем, что подросло новое поколение, которые иначе воспринимают реальность. Плюс новые средства коммуникаций смогли донести до широкой аудитории все обстоятельства и подробности разоблачения (в отношении Дмитрия Медведева).»
На антикоррупционном митинге в Москве

Вместе с тем Сергей Давидис не думает, что верно утверждение, будто основной контингент протестующих составляла молодёжь, — тем более несовершеннолетняя:

«Просто её в этот раз было больше, чем обычно, по крайней мере, в Москве. Я был тому свидетелем. Но то, что молодёжи действительно стало больше и что она вопреки обыкновению проявила активную гражданскую позицию — факт. А чтобы понять природу этого феномена, нужно проводить специальные исследования.»

По данным СМИ, среди задержанных оказались 46 несовершеннолетних, а значительная часть протестующих пришлась на школьников и студентов.

По мнению Сергея Давидиса, у нового поколения, появившегося на свет при Путине, «проснулись интересы к общественным проблемам»:

«Риторика «поднятия с колен» их уже совершенно не впечатляет, и они в гораздо большей степени воспринимают себя частью глобального мира.»


 

ИсточникиПравить

  Эта статья содержит материалы из статьи «Поколение «Next» против Путина?», опубликованной VOA News и находящейся в общественном достоянии (условия на английском и на русском).
 

Комментарии

Викиновости и Wikimedia Foundation не несут ответственности за любые материалы и точки зрения, находящиеся на странице и в разделе комментариев.
 


 


 

|}|}