Последний адрес: Санкт-Петербург, церемонии установок 8 апреля 2018 года

10 апреля 2018 года

«Последний адрес» начальника отдела снабжения Главной водопроводной станции Николая Игнатьевича Юшкевича. Таврическая улица, дом 45. 8 апреля 2018 года.

В воскресенье, 8 апреля 2018 года, в рамках гражданской инициативы «Последний адрес» в Санкт-Петербурге состоялись очередные церемонии установки мемориальных знаков:

  • Таврическая улица, дом 45 — здесь установлен мемориальный знак «Последний адрес» начальника отдела снабжения Главной водопроводной станции Николая Игнатьевича Юшкевича. Ему исполнилось 37 лет, когда он был расстрелян за «шпионаж» и «причинение ущерба системе водоснабжения».
  • Проспект Добролюбова, дом 1 — мемориальный знак «Последний адрес» преподавателя биологии 3-й средней школы Николая Аркадьевича Головина. Он был расстрелян за участие в «террористической организации» в июне 1938 года в возрасте 56 лет.
  • Бармалеева улица, дом 33 — мемориальный знак «Последний адрес» художника Обойной фабрики Ивана Демьяновича Димитрова, расстрелянного в возрасте 26 лет по обвинению в «контрреволюционной пропаганде» и «терроризме».

После, так называемого, «разоблачения культа личности» Сталина все они были посмертно полностью реабилитированы.

Наталья Шкуренок, журналист, корреспондент газеты The ArtNewspaper, волонтёр «Последнего адреса», опубликовала на своей странице в «Фейсбук» подробный репортаж о церемониях установки мемориальных табличек, который мы публикуем здесь с её разрешения.


Таврическая улица, дом 45
«Сегодня, в день Воскресения, еще три имени вернулись в Петербург из мира мертвых, из небытия нашей памяти, нашей истории…

Во дворе дома 45 по Таврической улице, прямо напротив башни Водоканала, жила семья Юшкевичей. Николай Игнатьевич Юшкевич приехал в Петербург еще в начале 1917 года – нищие крестьяне из белорусской деревни, разграбленной в годы войны, отправились в столицу спасаться от голода. Из архива Водоканала его потомки получили справку, что Николай Игнатьевич Юшкевич, с мая 1917 года и до ареста 23 октября 1937 года работал на Главной водопроводной станции.

Трудолюбивый и работящий крестьянин работал дровокатом, угольщиком, слесарем, монтером и за 20 лет дослужился до начальника отдела снабжения. Но в 1937 году НКВД развернуло свои «национальные компании», и Юшкевича арестовали как «польского шпиона», который, под влиянием другого поляка, вступил в некую группу и планировал диверсию…

На деле же случилась авария, с которой целую ночь справлялся весь коллектив. А на утро, когда и авария, и ее последствия, были ликвидированы, почти всех работников арестовали. Из числившихся там поляков сделали «группу», которая, якобы, собиралась отравить воду для ленинградцев. Через месяц всех расстреляли…

Их родственники узнали о расстреле своих ближних только в годы оттепели. Вдова убитого, «бабушка Маша», написала десятки писем во все официальные советские инстанции, написала лично Берии, доказывая, что ее муж не был виновен. Она даже в 1940 году добилась пересмотра дела, в полной уверенности, что муж жив… Дело пересмотрели, оставив приговор без изменений, а вдове сообщили, что ее муж отбывает наказание в каких-то северных лагерях…

Когда в 50-е годы родственники убитых потребовали реабилитации своих отцов и братьев, власти организовали масштабную проверку той истории с аварией и возможной диверсией. И очень быстро выяснилось, что технически совершить ту выдуманную энкавэдэшниками диверсию было невозможно, а единственным доказательством вины убитых был… самооговор… Можно только догадываться, какими способами этих людей заставили оговорить себя до смерти… В 1957 году Николая Игнатьевича Юшкевича реабилитировали.

Инициатором установки знака стала жена его младшего сына Владимира, которая, к сожалению, не смогла прийти на установку по причине болезни, это сделала ее дочь Ирина, внучка убитого Николая Юшкевича.

Ирина Владимировна рассказала, что ее отец, Владимир Николаевич, вырос с клеймом «врага народа», что они с братом Борисом только после реабилитации отца смогли получить нормальное образование, и много достигли в жизни. Владимир Николаевич стал специалистом по металлоконструкциям, был доцентом кафедры в Политехе, по его учебникам и сегодня обучают студентов (он, к сожалению, довольно рано умер). Ирина с сестрой тоже закончили Политех. Брат Борис стал капитаном дальнего плавания.

А еще Ирина рассказала, что в доме никогда не говорили про расстрелянного деда, родители всегда были искренними сторонниками советской власти, никогда не обсуждали репрессии, гибель родных, несправедливость приговора. И только после перестройки, когда о советском кошмаре заговорили все СМИ, в семье убитого Николая Юшкевича тоже заговорили об этом, а его дочь начала архивные поиски….

Сейчас брат Борис со своим кораблем где-то в Сингапуре, но когда он вернется, а жена его брата выйдет из больницы, они всей семьей придут во двор дома 45 по Таврической, где у того самого подъезда, с видом на водонапорную башню, теперь закреплена маленькая металлическая табличка с такими важным и трагичными датами – родился, арестован, расстрелян, реабилитирован…
»

Установка мемориальных знаков в Санкт-Петербурге, Таврическая улица, дом 45. 8 апреля 2018 года

Проспект Добролюбова, дом 1
«К дому 1/79 по проспекту Добролюбова, сегодня, к сожалению, никто из родных Николая Аркадьевича Головина, преподавателя биологии, не пришел: заявительница, родственница из Москвы, приехать не смогла. — пишет на своей странице в «Фейсбук» Наталья Шкуренок.

Родители Николая Аркадьевича Головина были потомственными дворянами и… народниками-революционерами. Родителей самих дважды арестовывали: Надежда Александровна Юргенсон не раз оказывалась в царских застенках, позже состояла в обществе политкаторжан. В семье было много детей, но только Николай Аркадьевич стал жертвой репрессий.

Биолог по первому образованию (второе высшее у него было медицинское), с 1918 по 1928 год он работал в ленинградском Зоосаде, был замдиректора по науке, занимался преобразованием зоосада в научно-просветительское учреждение. Кстати, это он первым предложил располагать вольеры по континентам. Много занимался популяризаторством науки. Что стало причиной его ухода с поста замдиректора Зоосада – сейчас можно только гадать. Но он бросает науку и становится школьным учителем.

В 1937 году его арестовывают, жену Софью Людвиговну ссылают в Рыбинск. Родственники – мать, братья, сестры – очень хлопотали за него. Мать не перестает писать письма даже в годы войны, но ее жизнь обрывается в 1943 году… По заявлению родственников, Николая Аркадьевича Головина реабилитировали в 1957 году.
»

Установка мемориальных знаков в Санкт-Петербурге, проспект Добролюбова, дом 1. 8 апреля 2018 года

Улица Бармалеева, дом 33
«На доме 33 по улице Бармалеева сегодня тоже появился памятный знак «Последнего адреса» — пишет на своей странице в «Фейсбук» Наталья Шкуренок, — отсюда в конце сентября 1937 году увезли Ивана Демьяновича Димитрова, болгарина о национальности, художника по профессии. Одновременно с ним были арестован его брат Дмитрий с женой. Их обвинили в том, что они на базе кружка о изучению болгарского языка, якобы, создали террористическую группу. Всех осудили, и уже через 3 месяца расстреляли. Ивану Димитрову было 26 лет от роду, у его брата Дмитрия остались двое маленьких детей….

Памятный знак Ивану Димитрову установила Катерина Димитрова. Он – брат ее прадеда, Дмитрия. Своим прадеду и прабабушке Катерина тоже планирует установить таблички «Последнего адреса».

Катерина рассказала, что ознакомилась в архиве с делами своих убитых родственников. Что ее бабушке – Цветане Дмитриевне – было всего 9 лет, когда арестовали родителей. О том, как они со старшим братом тогда выжили и не попали в детский дом, бабушка никогда никому не рассказывала…

В блокаду брат умер, а она осталась жива, подростком стояла за фабричным станком, трудилась на благо победы. Об этих годах бабушка тоже не хотела говорить и не оставила воспоминаний… В 1956 году дело Ивана Демьяновича Димитрова было пересмотрено и признано сфальсифицированным. Иван Димитров был полностью реабилитирован.

Три имени… Только три имени вернулись сегодня в нашу историю...
»

Установка мемориальных знаков в Санкт-Петербурге, улица Бармалеева, дом 33. 8 апреля 2018 года

«Последний адрес», как правило, публикует фотографии и краткие данные погибших людей с просьбой помочь разыскать их родственников:

«Часто заявки на установку памятных знаков присылают нам не родственники репрессированных, а люди, которые никогда не были знакомы с ними. Некоторые — сегодняшние жильцы тех домов, откуда жертв репрессий увели навсегда. Некоторые что-то случайно узнали или специально выяснили об этих жертвах. И часто бывает, что известных нам потомков среди них нет. Может быть, вы знаете кого-то из них? Мы ищем потомков. Ищем тех, кто знал их. Прочтите списки, может быть, вам знакомы эти фамилии? Оглянитесь вокруг. Напишите в социальных сетях.»

Проект «Последний адрес» — гражданская инициатива, проводимая в России и направленная на увековечивание памяти о людях, подвергшихся политическим репрессиям в годы советской власти. В память о пострадавшем на стене дома, в котором жил репрессированный, устанавливается маленькая, размером с ладонь, мемориальная табличка, посвящённая только одному человеку. Принцип проекта:

«Одно имя, одна жизнь, один знак.»


ИсточникиПравить


 
Эту статью написал Wavepainter специально для Русских Викиновостей. Она содержит ранее не публиковавшиеся материалы или исследования, источником которых является сам автор. Статью проверил и опубликовал редактор Александр Красоткин (Krassotkin). Вы можете свободно без согласования и выплаты вознаграждения копировать, распространять и изменять эту статью в любых целях, включая коммерческие, однако вы обязаны указать автора, источник и лицензию. Например, так: Wavepainter, Александр Красоткин; Викиновости; CC BY 2.5. Вы также должны обозначить изменения, если таковые были сделаны. Лицензии изображений уточняйте на их страницах на Викискладе.

Комментарии

Викиновости и Wikimedia Foundation не несут ответственности за любые материалы и точки зрения, находящиеся на странице и в разделе комментариев.