Почему в России демонтируют знаки памяти жертв сталинизма?

13 мая 2020

Wikinews-logo-ru.svg

Ученые Российской академии наук (РАН) в открытом письме выразили возмущение демонтажем в Твери мемориальных таблиц, увековечивавших память жертв сталинизма, включая расстрелянных НКВД польских пленных, и потребовали восстановить доски на прежнем месте.

«Демонтаж знаков памяти проведен местными властями без гласного общественного обсуждения, под надуманным смехотворным предлогом; он является очевидной попыткой оправдать и предать забвению преступления сталинского режима, создать новую версию нашей истории, в которой для них нет места, – говорится в обращении. – Тридцать лет назад установка этих знаков стала возможной благодаря признанию и осуждению на государственном уровне прошлых преступлений, отказа постсоветской России считать себя наследницей и продолжательницей практик тоталитарного режима. Их демонтаж — знак движения в обратном направлении, к реабилитации сталинизма и его деяний как внутри страны, так и за ее границами, признания своей преемственности с ним, что автоматически возлагает на современную Россию ответственность за совершенные им преступления».

Особый цинизм этому акту надругательства над памятью невинно убитых придает то, что он был совершен в канун Дня Победы, подчеркнули ученые. Они также выразили уверенность, что замалчивание и искажение исторических событий недопустимо.

Ранее соответствующее заявление по этому поводу сделало правление Международного Мемориала. «Демонтаж этих табличек – не просто вандализм. Это преступление против истории, надругательство над памятью наших сограждан и польских военнопленных, убитых в подвалах этого здания, очередная попытка отрицания всем известных и многократно доказанных документально преступлений сталинского режима», – констатировали правозащитники.

Председатель правления Международного Мемориала Ян Рачинский в комментарии для Русской службы «Голоса Америки» заметил, что история в Твери имеет как бы два слоя. На его взгляд, это следствие общей исторической политики российского руководства.

«Политики, направленной на оправдании действий советского государства и возвеличивание этого государства, в том числе и в тех случаях, когда это противоречит фактам, – уточнил он. – И это создает вполне определенную атмосферу отрицания преступности сговора (Сталина) с Гитлером, отрицания целого ряда предшествующих и последующих действий (руководства СССР). В этой атмосфере возникают и некоторые шаги, предпринимаемые региональными чиновниками, которые думают, что они поняли, в чем состоит смысл нынешней государственной политики».

Ян Рачинский полагает, что тверской сюжет – сугубо местная инициатива. По его мнению, она выглядит крайне глупо на фоне того, что и Владимир Путин, и Дмитрий Медведев, и Госдума неоднократно признавали вину Советского Союза и НКВД в Катынском преступлении.

«И вот тверские чиновники вдруг решили заняться отрицанием этого преступления плюс еще в духе антипольской риторики господина Путина приурочили свою скандальную акцию ко Дню Победы, – возмущается он. – Честно говоря, думаю, что в Кремле это было воспринято без всякого энтузиазма. Потому что теперь надо находить выход их крайне неприятного положения».

В любом случае – это репутационные издержки для России, да и “за державу обидно”, резюмировал председатель правления Международного Мемориала.

Директор центра Сахарова Сергей Лукашевский считает, что российская власть участвует в войне памяти. Как ему представляется, возможно, она воспринимает ее как часть некой общей гибридной идеологической войны.

«Среди многих высокопоставленных чиновников есть такое отношение к текущей политической ситуации, – добавил он в комментарии для Русской службы «Голоса Америки». – Соответственно, это находит свое отражение в том, что любые упоминания о каких-либо преступлениях советских официальных организаций, органов и людей против иностранных граждан максимально затушевываются и вымарываются, а всякие негативные драматические события истории отодвигаются на задний план».

При этом несмотря на все разговоры о вертикали власти в регионах действуют так, как им кажется нужным и полезным, подчеркнул Сергей Лукашевский: «Поэтому у нас, например, не снимают мемориальные доски по всей стране, но в каких-то конкретных местах, в частности в Твери – пожалуйста. И преследования мемориальцев или людей, которые занимаются исторической памятью, происходят в Перми и Карелии (дело пермского Мемориала и Юрия Дмитриева), а в других местах – нет».

В то же время в России, к сожалению, сложился некий общий тренд, сказал правозащитник: «Во-первых, история памяти очень сильно политизируется, а во-вторых, политизируется именно в плане не осмысления, проработки собственной истории, ее драматических страниц во всей их сложности и противоречивости, а просто в выстраивании противостояния с другим миром, прежде всего западным, где «мы» всегда оказываемся здесь самыми героическими и правыми, понесшими самые большие жертвы».

Все же, кто подвергают эти позиции сомнению, исходят из русофобских представлений или по каким-то другим причинам стремятся нас «очернить», заключил директор центра Сахарова.

 

ИсточникиПравить

Эта статья содержит материалы из статьи «Почему в России демонтируют знаки памяти жертв сталинизма?», опубликованной VOA News и находящейся в общественном достоянии (анг., рус.). Автор: Виктор Владимиров.
Эта статья загружена автоматически ботом NewsBots и ещё не проверялась редакторами Викиновостей.
Любой участник может оформить статью: добавить иллюстрации, викифицировать, заполнить шаблоны и добавить категории.
Любой редактор может снять этот шаблон после оформления и проверки.
 

Комментарии:Почему в России демонтируют знаки памяти жертв сталинизма?