Открыть главное меню

21 февраля 2016

В воскресенье, 21 февраля 2016 года, в Москве скончался русский поэт, прозаик, эссеист, деятель актуального искусства Мирослав Немиров. Об этом сообщила его жена Гузель:

«Моё солнышко, мой Немиров умер»

Последнее время Немиров тяжело болел, недавно перенёс сложную операцию, после которой вернулся домой. Накануне его состояние ухудшилось и он был срочно госпитализирован в коме. Однако врачам не удалось спасти его жизнь.

Игорь Плотников, много лет сотрудничавший с Мирославом написал в своём Facebook:

Немиров был безумец. Он безумец по сегодняшним меркам, а тогда он был еще безумнее и своим видом и поведением повергал людей в шок. И не шока и эпатажа ради, а потому что он никаки другим быть не мог. Он был бездомный, спал в трансформаторной электрической будке, ходил по улицам босиком в рваных штанах, имея при себе кипятильник для заварки крепкого чая, который он размешивал шариковой ручкой — чернила, как правило, вытекали в чай.

При этом университетские преподаватели его очень ценили как знатока поэзии, лингвистики и прочих искусств и энциклопедических знаний. У него отсутствовал интерес приспособиться к официальным научные кругам, и вместо этого он встал в авангарде своего собственного движения и понятий, не подстраиваясь под чьи-то нормы. Он сам выбирал что норма и что нет. Мы видели это и уважали его за это.

Зимой 1985 года Немиров принял решение организовать рок-группу. В нее тогда вошли Игорь Жевтун и Аркаша Кузнецов, учившийся тогда в 10 классе в школе (Немиров у него преподавал русский язык — так они познакомились), а Немиров пел. Вернее не пел, а выкрикивал свои тексты мимо тональности и ритма, пританцовывая при этом. И это было необычно и полно сырой энергии, и потому — круто! Группа называлась «Инструкция?». Потом Немиров переименовал ее в «Инструкцию по Выживанию» в честь своего одноименного произведения.

Вот эта сырая энергия, несоответствие нормам, восторг причастия к и участия в крутоте объединяло нас. Алкоголь служим катализатором творческих и жизненных процессов. 12 апреля 1986 года в актовом зале физкорпуса университета состоялся первый публичный концерт «Инструкции по Выживанию».

Формально проводился он как отчетное культурное мероприятие по работе рок-клуба ТГУ с согласия и под присмотром комсомольского комитета университета, а по сути это был праздник рок-н-ролла для обширного состава членов рок-клуба и примкнувших к нам сочувствующих.

Концерт произвел ошеломляющий эффект как на участников и зрителей, так и на университетские власти, не привыкшие к такому количеству непристойной молодой энергии. Они расценили ее как выпадку в адрес советской морали и последовали разборки и некоторые репрессии по партийной и линии КГБ. Это наши ряды только больше сплотило. Никакой антисоветчиной мы не занимались и не стеснялись тусоваться на центральной городской площади напротив Обкома и в нескольких шагах от здания КГБ.

К нам стали примыкать новые молодые люди и девушки, которые стали организовываться в новые рок-группы. В конце концов все это вылилось в движение, консолидация которого проявилась летом 1988 года на первом и последнем фестивле молодежной и леворадикальной музыки в Тюмени, который организовала Гузель Салаватова. Помимо тюменских ИпВ и Культурной Революции на фестиваль приехали группы из других сибирских и не сибирских городов. Гражданская Оборона, Манагер и Янка Дягилева из Омска, Бомж и Путти из Новосибирска, Тина из Казани, Ник Рок-н-Ролл — человек СССР. Проходил фестиваль в ДК Нефтяник в течение нескольких дней и имел огромную популярность и значение для так называемого сибирского рока.

Эти события описаны в энциклопедической форме Немировым в «Тюменщиках» — его опус магна последних 20 лет; в книге Романа Неумоева «Рок в Сибири или повстанческая армия имени Чака Берри»; в «Истории одного увлечения» Аркадия Кузнецова; и в моей книге «Введение в боуиведение».

В начале 1990-х центробежная сила этих событий разбросала некоторых — меня, например — на переферию, а другие продолжали и продолжают оставаться в ее эпицентре — Ромыч, Джек и Аркаша Кузнецовы, Игорь Жевтун и др.. Все эти события и люди в значительной мере поспособстованию формировнию моих взглядов и как личность. Это часть меня и от этого уже не избавиться.

После моей иммиграции в Канаду в 2000 году наше общение со старыми функционерами рок-клуба — Немировым, Шапой, Гузелью и др. — возобновилось, но уже виртуально в интернете. Под эгидой «Все о поэзии» на портале Русского Журнала это общение в 2002 году вылилось в очередную движуху, организованную Немировым и Гузелью, которую назвали Товарищество Мастеров Искусств «Осумасшедшевшие Безумцы». В нее входили музыканты, литераторы и художники — Всеволод Емелин, Андрей Родионов, Дмитрий Данилов и др..

Умели Немиров и Гузель запалить, организовать, идеологически обосновать и сплотить потоки авангардного искусства. В середине 1980-х в Тюмени таковым являлся панк-рок, в начале 2000-х — литература, а в 2008 году настало время электронной музыки, что и выразилось в нашем с Немировым, Шапой и Гузелью музыкальном проекте «аРрок Через Океан».

Я сочинял и писал музыку в стиле панк, драм-н-басс и даб, а Немиров пел тексты. Делали мы это на расстоянии по интернету. Немиров сидел у себя на квартире в г. Королев в Подмосковье, записывал на микрофон свое пение, а я перемещаясь по миру то в Канаде, то в Амстердаме, то в Конго, создавал музыку. По духу и подходу к искусству аРрок был близок к тому, что мы делали в Тюмени в середие 1980-х. Мы занимались тем же самым контерпорарным актуальным искусством — предельно упрощенные авангардные формы с внезапными сгустками усложнений и сырой энергией.

 

СсылкиПравить

Комментарии

Викиновости и Wikimedia Foundation не несут ответственности за любые материалы и точки зрения, находящиеся на странице и в разделе комментариев.