Наталья Сенаторова: «В детстве я была убеждена, что всё время нужно совершать подвиг»: различия между версиями

Нет описания правки
(Почитал, всё норм, публикую. Спасибо! Но с категориями сам, сколько добавишь, там и найдут, по крайней мере поисковики. Для Натальи обязательно категорию нужно сделать.)
Кроме того, нам, детям обслуживающего персонала, было можно всё. У нас были катамараны, которые мы могли брать и сами кататься на них. И я не помню уже точно, сколько мне было лет, девять или десять, но я была маленьким и очень хрупким ребёнком. Где [[Куркумка]] впадает в [[Сок (река)|Сок]] стоял рыбколхоз: такой дебаркадер, где мужики ловят рыбу. Как-то они перепились, и одному винтом перерезало артерию на ноге. И тут я проплываю мимо на своём катамаранчике. Меня эти упыри подзывают и объясняют, что они сильно пьяные, а он у них кровью истекает: «Ты его должна на турбазу отвезти». Я пытаюсь им объяснить, что он жирный пьяный козёл, а я маленькая. А они мне: «Ты справишься». И грузят мне этого истекающего кровью, уже зелёного мужчину. И я его реально довезла до турбазы, и его спасли. И вся эта история очень легла на пионеров-героев.
 
Ещё турбазная действительность производила впечатление, потому что там был вечный праздник. Постоянное ощущение курорта и кутежа в хорошем [[Бесприданница|паратовском]] смысле. А мы в этом кутеже живём и растём. Так прошло моё детство чуть ли не до шестнадцати лет. И думаю, что вот это соединение пионеров-героев и вечного праздника меня определило.
 
'''''ДР''': Но при этом ты сама пришла в библиотеку не так давно?''