Открыть главное меню

Изменения

более нейтральные первые абзацы
[[Файл:Vladimir Posner 2013 13.jpg|250px|left|мини]]
[[19 марта 2013 года]] состоялась очередная презентация книги «[[w:Их Италия|Их Италия. Путешествие-размышление по „сапогу“]]», на этот раз в «[[w:Дом компании «Зингер»|Доме книги]]» на [[w:Новый Арбат|Новом Арбате]] в [[Москва|Москве]].
Эта книга продолжает проект [[Владимир Познер|Владимира Познера]] и [[Иван Ургант|Ивана Урганта]], начатый их совместными путешествиями по [[США|Америке]] и [[Франция|Франции]].
[[США|Америке]] и [[Франция|Франции]].
Проект пользуется бешеной популярностью, на каждой презентации — а их в Москве прошло уже не менее пяти, включая самую первую в ресторане Geraldine — яблоку было негде упасть.
Такой успех, несомненно, обусловлен харизмой Владимира Познера, по сути единственного автора проекта, что и следует из выходных данных книги. Иван Ургант выступает лишь в качестве компаньона в путешествиях. По словам Познера, Иван — вовсе не такой простой «балагур», каким может показаться, а тонкий, умный и глубокий человек, умеющий талантливо острить, иногда, впрочем, перегибающий палку. Как бы то ни было, Познер не нуждается в присутствии своего остроумного компаньона, чтобы собирать полные залы желающих приобрести его книгу и получить памятный автограф.
 
Проект пользуется бешеной популярностью,; на каждой презентации  — а их в Москве прошло уже не менее пяти, включая самую первую в ресторане Geraldine  — яблоку было негде упасть.
Из-за огромного числа покупателей общение автора с аудиторией каждый раз длится не более получаса, ещё часа два уходят на автограф-сессию. Однако читатели, побывавшие на нескольких презентациях, имели возможности услышать от Познера немало интересного, и не только об [[Италия|Италии]]. Разговор строится, в основном, на сравнении национальных характеров и неумолимо выезжает на сравнение национальных кухонь. Собственно, эти два ингредиента и составляют основу фильмов и написанных по ним книг, что приносит проекту дополнительные очки. Каждому интересно узнать, какой народ больше всего похож на русских. И Владимир Познер отвечает: не итальянцы, не американцы и даже не французы, а ирландцы. Они, как и русские, непредсказуемы в переменах настроения, любят выпить и очень талантливы. Если же говорить об итальянцах, то уникальность этого народа в том, что им удалось сохраниться с глубокой древности до наших дней, в отличие от, к примеру, древних греков или египтян.
Такой успех, несомненнов частности, обусловлен харизмой Владимира Познера, по сути единственного автора проекта, что и следует из выходных данных книги. Иван Ургант выступает лишь в качестве компаньона в путешествиях. По словам Познера, Иван  — вовсе не такой простой «балагур», каким может показаться, а тонкий, умный и глубокий человек, умеющий талантливо острить, иногда, впрочем, перегибающий палку. Как бы то ни было, Познер не нуждается в присутствии своего остроумного компаньона, чтобы собирать полные залы желающих приобрести его книгу и получить памятный автограф.
 
Из-за огромного числа покупателей общение автора с аудиторией каждый раз длится не более получаса, ещё часа два уходят на автограф-сессию. Речь Познера строится, в основном, на сравнении национальных характеров и, нередко, сравнение национальных кухонь. Эти два ингредиента составляют основу фильмов и написанных по ним книг.
 
Из-заНа огромноговопрос числао покупателей общение автора с аудиторией каждый раз длится не более получаса, ещё часа два уходят на автограф-сессию. Однако читатели, побывавшие на нескольких презентациях, имели возможности услышать от Познера немало интересного, и не только об [[Италия|Италии]]. Разговор строится, в основном, на сравнении национальных характеров и неумолимо выезжает на сравнение национальных кухонь. Собственно, эти два ингредиента и составляют основу фильмов и написанных по ним книг, что приносит проекту дополнительные очки. Каждому интересно узнатьтом, какой народ больше всего похож на русских. И, Владимир Познер отвечает: не итальянцы, не американцы и даже не французы, а ирландцы., они, по его Онисловам, как и русские, непредсказуемы в переменах настроения, любят выпить и очень талантливы.; Еслиесли же говорить об итальянцах, то уникальность этого народа в том, что им удалось сохраниться с глубокой древности до наших дней, в отличие от, к примеру, древних греков или египтян.
{|
|{{начало цитаты}}
Если вы посмотрите на [[w:История Древнего Рима|прижизненные бюсты римлян]]  — [[w:Список римских императоров|императоров]] или не императоров  — и посмотрите на сегодняшних итальянцев, вы найдете, что они очень похожи. Это всё те же люди. Почему они сохранились? Любопытный ответ на это: потому что они не сопротивлялись завоевателям. Они им подчинялись, улыбались, служили  — и презирали. Но жили. Так постепенно возник народ, который законов вообще не признает. Для которого главное  — семья. Не только родственники, а в самом широком смысле  — близкие люди. Ради семьи итальянец пойдет на всё. Он очень плохой вояка. Воевать они не любят, не хотят и не умеют. А вот защитить свою семью  — это совсем другое дело. И это для него есть закон, а не те законы, которые где-то там принимают. Так родилась мафия, на Сицилии, и другая итальянская организованная преступность.
{{конец цитаты}}|}
 
Познеру совсем не нравится «высокая» [[w:Итальянская кухня|итальянская кухня]], в отличие от [[w:Французская кухня|французской]], зато нравится кухня повседневная, в основе которой  — [[w:Паста (еда)|паста]]. Видов пасты в Италии сотни. И снова вопрос, а как насчёт [[w:Русская кухня|русской кухни]]? На вкус Познера, она «тяжеловата», и любит он её выборочно: [[w:Суп|супы]] («[[w:Грибной суп|грибные]] особенно, [[w:Солянка|солянки]], [[w:Щи|щи]]»), [[w:Закуска|закуски]] («Россия  — чемпион по закускам»), [[w:Пельмени|пельмени]] («однажды я съел при свидетелях 300 пельменей  — ну, конечно, с пивом»), [[w:Водка|водка]]. [[w:Блины|Блинов]] не ест. «Научился любить [[w:Холодец|холодец]]. Сначала терпеть не мог, но теперь  — с [[w:Хрен (приправа)|хреном]], под водочку…».
 
Владимир Познер, являя собой образец [[w:Космополитизм|космополита]], регулярно затрагивает тему [[w:Патриотизм|патриотизма]], но особенно часто эту тему ему предлагают собеседники. Любимый город Познера  — [[Париж]], где он родился. Русским себя никогда не считал и не считает. Понимает, что востребован именно в России, где и работает, не испытывая к стране глубоких чувств. Что касается типичного итальянца, то, по наблюдениям Познера, он становится патриотом своей страны, только когда болеет за футбольную сборную. Всё остальное время итальянец  — патриот своей «малой родины»: города или иной местности. Её он воспринимает совершенно обособленно от остальной Италии, до которой ему нет дела.
 
Отвечая на вопрос о «миссии журналиста», Владимир Познер сказал, что такого понятия, на его взгляд, не существует. Есть лишь работа журналиста  — информировать, не навязывая оценок, предоставляя возможность читателю или зрителю сделать собственные выводы. Однако затем Познер признал, что «миссия» у проекта всё же есть: «открывать глаза», развеивать мифы, бытующие о различных народах и культурах.
 
Под занавес встречи неожиданно всплыла тема журналистской совести и солидарности. Владимир Познер привёл известное изречение немецкого пастора-антифашиста [[w:Нимёллер, Мартин|Мартина Нимёллера]] (в вольном изложении): «Когда пришли за евреями, я промолчал, потому что я не еврей. Когда пришли за коммунистами, я промолчал, потому что я не коммунист. Когда пришли за профсоюзными деятелями, я промолчал, потому что я не член профсоюза. Когда пришли за католиками, я промолчал, потому что я не католик. А когда пришли за мной, некому было говорить». Сказано это было по поводу [[Единоросс Андрей Исаев угрожает журналистам и блогерам за политических проституток|нашумевшей истории с публикацией «Политическая проституция сменила пол»]] журналиста «[[Московский комсомолец|Московского комсомольца]]» [[Павел Гусев|Павла Гусева]]:
{|
|{{начало цитаты}}
Статья Гусева абсолютно нормальная. И мне очень интересно, проявят ли журналисты солидарность по отношению к Гусеву. Станут ли журналисты защищать его, или же «ну, это же Гусев, это не я»… Пока ты не поймёшь, что пришли за ним, а это значит, что за тобой пришли, и пока ты не будешь протестовать  — будут приходить. А когда поймут, что уже нельзя приходить, потому что сразу образуется сопротивление…
{{конец цитаты}}|}
 
1694

правки