Почему Кремль не спешит поздравить Джо Байдена?: различия между версиями

оформление, викификация
(оформление, викификация)
(оформление, викификация)
Очевидно, здесь есть и личностный момент, предположил Леонид Гозман: {{Цитата|Байден неоднократно довольно нелицеприятно высказывался о Путине. А российский лидер отличается злопамятностью. Кроме того, Байден говорил, что будет достаточно жестко относиться к политике, проводимой Путиным. Соответственно, у Путина нет никаких иллюзий на этот счет.}}
 
Взаимоотношения Джо Байдена и Владимира Путина действительно имеют давнюю историю. Еще в [[2011 годугод]]у, Байден, находясь с визитом Москве, порекомендовал ПутинПутину, бывшему тогда [[Премьер-министр РФ|премьер-министром РФ]], не баллотироваться на очередной президентский срок в интересах страны. В преддверии избирательной кампании-2020 и в ходе неенеё Байден также не раз отпускал шпильки в адрес российского президента: В частности, он предупреждал его, что, если станет президентом США, дни путинской «тирании и попыток угрожать [[США|Соединенным Штатам]] и [[Восточная Европа|Восточной Европе]] будут сочтены».
 
Между тем Леонид Гозмана полагает, что приход Байдена в [[Белый дом]] принципиально не скажется на общем контексте [[Российско-американские отношения|российско-американских отношений. «Потому что он будет проводить взвешенную и в чем-то гораздо более предсказуемую политика в отношении России, чем его предшественник, — пояснил он. — К тому же в чем-то подходы демократов (во внешнеполитической повестке) по отдельным вопросам более совпадают с подходами Москвы, чем у республиканцев. В частности, это касается иранской ядерной проблемы».]]:
«Потому что он будет проводить взвешенную и в чем-то гораздо более предсказуемую политика в отношении России, чем его предшественник, — пояснил он. — К тому же в чем-то подходы демократов (во внешнеполитической повестке) по отдельным вопросам более совпадают с подходами Москвы, чем у республиканцев. В частности, это касается иранской ядерной проблемы».
 
Политик также не исключил, что при Байдене активнее пойдет дело с договоренностями в области контроля над вооружениями и будет пролонгирован Договор СНВ-3.
'''''[[Валерий Гарбузов]]: «Линия Вашингтона в контексте взаимоотношений с Москвой определена, начиная с 2014 года»'''''
 
В свою очередь директор [[w:Институт США и Канады|Института США и Канады]], профессор Валерий Гарбузов согласен с тем, что характер российско-американских отношений не изменится, но объясняет это по-иному. На его взгляд, определяющим моментом здесь стал двухпартийный консенсус в [[Конгресс США|Конгрессе]] в отношении политики сдерживания России.
 
«{{Цитата|Линия Вашингтона в контексте взаимоотношений с Москвой определена, начиная с [[2014 годагод]]а (после [[Аннексия Крыма|аннексии Россией Крыма]]), с тех пор и действует санкционная спираль, — подчеркнул собеседник „Голоса Америки“. — Она была прочерчена еще при [[w:Демократическая партия США|демократе]] [[Барак Обама|Обаме]] и продолжена при [[w:Республиканская партия США|республиканце]] Трампе. Никаких предпосылок к изменению этой традиции не предвидится. Санкции, примененные к России, не сокращаются, а только накапливаются».}}
 
Поэтому Валерий Гарбузов весьма сдержанно оценивает перспективы нормализации отношений между Москвой и Вашингтоном даже в контексте глобальной безопасности.:
 
«{{Цитата|Пока трудно говорить, станут ли они (отношения) хуже или лучше при Байдене, — рассуждает он. — Объективно говоря, большая часть экспертов по разоружению и контролю над вооружениями — люди, которые больше тяготеют к Демпартии. Так что на этом направлении (буду говорить здесь очень осторожно) могу быть какие-то сдвиги, которые выразятся началом хотя бы консультаций на экспертном уровне. Это возможно. Но вслед за консультациями, которые скорее всего будут носить характер зондирования, должны начать серьезные переговоры с участие государственных деятелей, министров иностранных дел. Если все это приведет к решению продлить договор СНВ-3, это будет результат».}}
 
Но надеяться, что это произойдет легко и просто, я бы не стал, заключил директор Института США и Канады.