Открыть главное меню

Таксист Екатеринбурга за ДТП с двумя потерпевшими получил штраф

26 июля 2019

Судья Александр Суслов (фото с другого процесса)

Таксист Валерий Дагиль за ДТП, в котором получила тяжкий вред здоровью его пассажирка, получил 50 тысяч рублей судебного штрафа, после оплаты которого будет считаться несудимым. Судья Ленинского районного суда города Екатеринбурга Александр Суслов вынес это решение вопреки протестам потерпевшей.

В Ленинский районный суд города Екатеринбурга поступило уголовное дело по обвинению таксиста Валерия Дагиля в причинении тяжкого вреда здоровью в результате нарушения правил дорожного движения — часть 1 статьи 264 Уголовного кодекса Российской Федерации.

Суть дела была такой. 4 ноября 2018 года около полуночи Дагиль вез пассажиров Ротовых по Екатеринбургу. При проезде на красный свет в автомобиль Дагиля въехала автомашина. В итоге Ротов (он ранее занимался йогой) вылетел из автомобиля, но выжил, получив только легкий вред здоровью. Светлана Ротова, которая была в автомашине, получила тяжкий вред здоровью.

Легкий вред здоровью, причиненный Ротову, в России нельзя квалифицировать в уголовном порядке. Поэтому Дагиля судили только за причинение тяжкого вреда здоровью Светлане Ротовой. Дагиль вину признал.

Обычно в России такие дела рассматриваются в особом порядке — то есть без допроса свидетелей, по материалам дела. На особый порядок необходимо согласие как обвиняемого, так и потерпевшего. Постановленный в особом порядке приговор не может быть обжалован по причине несоответствия реальных фактов тем фактам, которые были установлены судом.

Однако в деле Дагиля потерпевшая сторона выступила против особого порядка. Потерпевшая настаивала, что в настоящее время проходит лечение, стоимость которого окончательно еще невозможно определить. Более того, потерпевшая требовала большую компенсацию морального вреда. Поэтому судья Александр Суслов начал рассматривать дело Дагиля в общем порядке.

Сам Дагиль (судя по тексту приговора) человек вполне приличный — имеет высшее образование, работает директором одной фирмы и имеет ребенка на содержании.

Дагилю грозило по части 1 статьи 264 Уголовного кодекса Российской Федерации формально предусматривает за такое деяние либо лишение свободы до двух лет, либо ограничение свободы до трех лет.

Суд может лишить водителя дополнительно к наказанию права вождения сроком до трех лет. Так как Дагиль ранее не судим, то в силу статьи 56 Уголовного кодекса Российской Федерации ему не могло быть назначено лишение свободы (в том числе условное).

Таким образом формально Дагилю грозило ограничение свободы до трех лет с запретом вождения на тот же срок. Но это только в теории.

Практически российские суды назначают меньшее наказание, чем максимально возможное. Судебный департамент при Верховном суде Российской Федерации указывает, что за 2018 год в России по части 1 статьи 264 УК РФ были осуждены 4189 человек, из которых 3643 получили ограничение свободы. Дела в отношении еще 4173 обвиняемых были прекращены судами за примирением с потерпевшим. То есть без назначения наказания.

Примирение с потерпевшим предполагает в силу статьи 76 УК РФ обязанность обвиняемого компенсировать вред, причиненный преступлением. Плюс согласие самого потерпевшего. В дела Дагиля согласия потерпевшего не было.

Тогда защита Дагиля заявила в судебном заседании ходатайство о прекращении уголовного дела с назначением судебного штрафа. С 2016 года в российском Уголовном кодексе появилось новое основание для прекращения уголовного дела (по нетяжкой статье) — статья 76.2, которая гласит:

«Лицо, впервые совершившее преступление небольшой или средней тяжести, может быть освобождено судом от уголовной ответственности с назначением судебного штрафа в случае, если оно возместило ущерб или иным образом загладило причиненный преступлением вред»

Прекращение уголовного дела с назначением судебного штрафа отличается от прекращения за примирением с потерпевшим. Во-первых, примирение требует все же согласия потерпевшего. Во-вторых, примирение не предусматривает никаких обязательных выплат подсудимого в пользу казны.

Судебный штраф не надо путать с уголовным штрафом, который также назначается в основном за нетяжкие преступления. В отличие от уголовного штрафа судебный штраф не несет судимости и может быть назначен даже по тем преступлениям (как в данном случае по ч. 1 ст. 264 УК РФ), по которым уголовный штраф не предусмотрен.

В России судебные штрафы встречаются гораздо реже, чем примирение сторон. Так, по части 1 статьи 264 УК РФ за 2018 год в России только 644 лицам суд назначил судебные штрафы.

Дагиль после выплаты судебного штрафа оставался бы несудимым юридически. Водительских прав он не лишался, а равно и автомобиля, признанного по делу вещественным доказательством.

Первоначально против удовлетворения такого ходатайства возражала в суде не только потерпевшая, но и представитель прокуратуры. Суд в удовлетворении ходатайства отказал.

24 июля 2019 года представитель Дагиля вновь заявил ходатайство о назначении судебного штрафа. Причем представитель прокуратуры (уже иной сотрудник) ходатайство поддержал и просил определить судебный штраф в 50 тысяч рублей. Потерпевшая сторона возражала, так как Дагиль компенсировал вред здоровью Ротовой частично, а моральный вред вовсе не возместил. Интересы потерпевшей представляла адвокат Эльвира Левицкая.

Судья Александр Суслов ушел в совещательную комнату и утром, 25 июля 2019 года, огласил решение — ходатайство удовлетворить, назначив Дагилю 50 тысяч рублей судебного штрафа. Для уплаты был установлен срок — 30 дней с даты вступления судебного решения в законную силу.

Потерпевшей же судья разъяснил, что ее иск оставлен без рассмотрения и предложил подать требование морального вреда в порядке гражданского судопроизводства. Ротова разрыдалась, услышав такое решение.

В своем решении Александр Суслов указал следующее:

«Исходя из обстоятельств совершения преступления, сумм, потраченных потерпевшей на лечение, суд приходит к выводу о достаточности возмещения причиненного имущественного ущерба»

Нетрудно заметить, кто выиграл от назначения Дагилю судебного штрафа. Конечно, государство. Назначение подсудимому ограничения свободы казне совершенно невыгодно — лицо, подвергнутое такому наказанию не платит в бюджет ничего, а только ходит на регистрацию в уголовно-исполнительную инспекцию.

Как уже отмечалось, в России судебный штраф по части 1 статьи 264 УК РФ назначается крайне редко. В отличие от примирения сторон, назначение судебного штрафа является эффективным способом пополнения государственной казны.

Так, за 2018 год в России было наложено судебных штрафов на общую сумму 520,2 млн рублей, из которой собрано (уплачено добровольно + взыскано) 344,6 млн руб., то есть 66,2 %. По меркам России это очень много. Для сравнения, из общей суммы уголовных штрафов, наложенных судами России в 2018 году, удалось собрать только 17 %.

Положение потерпевшей же оказалось незавидным. Она, конечно, получила от Дагиля 197 тысяч рублей (о чем Суслов отметил в своем решении), но курс лечения еще не окончен. Следовательно, будут новые медицинские расходы.

Если постановление Суслова о назначении судебного штрафа вступит в силу, то Дагилю нельзя назначить никакое уголовное наказание за отказ компенсировать как моральный вред, так и дальнейшие медицинские расходы потерпевшей. Конечно, потерпевшая может подать на Дагиля в суд на компенсацию. Но даже в случае положительного судебного решения никакой ответственности за его неисполнения Дагиль нести не будет.

Сторона потерпевшей уже решила обжаловать данное судебное решение.

 

ИсточникиПравить

Комментарии

Викиновости и Wikimedia Foundation не несут ответственности за любые материалы и точки зрения, находящиеся на странице и в разделе комментариев.
 
  • Круто
    Очень хорошая новость — Эта реплика добавлена с IP 188.170.73.156 (о)  19:35, 27 июля 2019‎