Твиттер вместо булыжника. Возможна ли в Армении твиттерная революция?

12 февраля 2011 года

Wikinews-logo-ru.svg

Если в начале ХХ века, оружием пролетариата считался булыжник, то пролетариат ХХI века предпочитает Twitter, Facebook, или Youtube с Livejournal. События в Египте, Тунисе, в Иране в 2009 году после президентских выборов, свидетельствуют о том, что в политический обиход на смену понятию “цветная революция” плавно вошло понятие “твиттерная революция”. Политологи и эксперты уже начали обсуждать, какая страна следующая в очереди на революцию, а некоторые армянские эксперты и представители оппозиции уже заявили, что не исключают повторения и в Армении египетских событий.

Так координатор оппозиционного Армянского Национального Конгресса (АНК) Левон Зурабян заявил, что власть своими действиями делает все для этого. Он также добавил, что степень влияния соцсетей на общественно-политическую жизнь определяется таким показателем, как процент пользователей интернетом в стране, и если в Тунисе он составлял около 35%, в Египте 25%, то в Армении этот показатель до недавнего времени не превышал 10%. “10% это несерьезно для влияния на социально-политические события. Но если будет преодолена планка 25-30%, это уже становится серьезным фактором”, - отметил Зурабян.

Армянские блогеры Седрак Мкртчян и Тигран Кочарян также не исключили возможности организации в Армении “твиттерной революции” наподобие Египта и Туниса. Мкртчян подчеркнул, что в каждом обществе есть протест, даже в самых развитых, казалось бы, странах, и при необходимой подготовительной работе его можно использовать по заранее наработанной схеме. По его словам, события в Египте показали, что это уже отшлифованная до мелких деталей схема, с помощью которой можно вершить революции, менять одних правителей на других.

В свою очередь Тигран Кочарян заметил, что осуществление в Армении “твиттерной революции” будет затруднительно, По его словам, подобному развитию событий могут помешать как неплохая информированность некоторых представителей власти, о методах работы с соцсетями, так и наличие мощной группы влиятельных блогеров, настроенных против нынешней армянской радикальной оппозиции.

Он, однако, отметил, что, судя по массовым вливаниям грантов в Армению в сферу развития блогосферы, популяризации среди населения Twitter-а и Facebook-а, можно косвенно догадываться о подготовке возможных выступлений оппозиции по схожим с Тунисом и Египтом сценариям, и сейчас тщательно изучается деятельность созданных в соцсетях групп по защите экологии, Летнего зала кинотеатра “Москва”, как и возможность организации при помощи соцсети массового народного движения.

Кочарян, также и заметил, что в ситуации с Арменией создание и руководство через соцсети массовых народных выступлений осложняется тем, что не все участники групп в соцсетях в действительности выйдут в случае надобности на улицу для поддержания идей, защищаемых ими так рьяно в Интернете.

Эксперты также отметили, что пример Египта, который даже с помощью полного отключения интернета не смог противостоять “твиттеровой революции”, показал, что им нужно противостоять заранее, с помощью мониторинга и контроля ситуации в соцсетях, распространяя нужную им информацию, чтобы их информация была слышнее и убедительнее, чем информация толпы.

Большие разногласия среди экспертов и политологов вызвал вопрос, были ли массовые акции протеста, начавшиеся в соцсетях, стихийным явлением, или они были спланированы и осуществлены некими силами извне, в частности администрацией США. Так Кочарян и Мкртчян считают, что о Twitter и Facebook определено задействованы в проведении эффективной внешней политики США, о чем свидетельствует та поддержка, которую оказали эти компании оппозиционерам во время событий в Египте параллельно давлению, которое оказал на Мубарака Белый дом.

С таким утверждением категорически не согласны Левон Зурабян и директор Института Кавказа, политолог Александр Искандарян. По словам Зурабяна, свержение абсолютно прозападного режима Хосни Мубарака было не в интересах США, Европы или Израиля. “Такая версия мне больше говорит о том, что неоправданно пытаются применить “теорию заговоров”,- заметил он. В свою очередь Искандарян заявил, что соцсети являлись лишь техническим средством. “Революции могли происходить при помощи писем в XVI веке, при помощи газет в XIX веке, телевидения в XX-м, интернета в будущем, но все это технические средства, инструменты”, - подчеркнул он.

События в Тунисе и Египте показали новую политическую реальность – возможность интернет-революции, которая организовавшись сама, без лидера и руководителей, может свергнуть даже казавшуюся незыблемой десятилетиями власть. Интернет, который вошел в почти все сферы человеческой жизни, с каждым днем все более и более входит в политику. Политологи и эксперты принялись после Египта и Туниса активно обсуждать тему, размышлять о том, какова роль новейших средств связи в событиях на мировой политической арене и внутриполитической борьбе. Ведь о той свободе передачи информации, которую дает людям Интернет, традиционные СМИ могут только мечтать. И если бы Владимир Ленин планировал Октябрьскую революцию в XXI веке, то вместо захвата почты, телеграфа и вокзала, он первым делом задумался бы о захвате Twitter-а и Facebook-а.

 

ИсточникиПравить

Эта статья содержит материалы из статьи «Твиттер вместо булыжника. Возможна ли в Армении твиттерная революция?», опубликованной PanARMENIAN.Net и распространяющейся на условиях лицензии Creative Commons Attribution 3.0 Unported (CC-BY 3.0 Unported).
Эта статья загружена автоматически ботом NewsBots в архив и ещё не проверялась редакторами Викиновостей.
Любой участник может оформить статью: добавить иллюстрации, викифицировать, заполнить шаблоны и добавить категории.
Любой редактор может снять этот шаблон после оформления и проверки.
 

Комментарии:Твиттер вместо булыжника. Возможна ли в Армении твиттерная революция?