Хабаровский протест и легитимность Владимира Путина: есть ли связь?

22 июля 2020 года

Wikinews-logo-ru.svg

Протестные выступления в Хабаровске, проходящие с 9 июля после ареста губернатора Хабаровского края Сергея Фургала, обвиненного в организации убийств, не стихают. Некоторые демонстрации в поддержку избранного в 2018 году главы региона собирали, по подсчетам российских медиа, до 80 тысяч человек, что для города с населением около 600 тысяч человек является впечатляющей цифрой.

Умиротворить протестующих Москве не помогли ни приезд в Хабаровск представителя президента России на Дальнем Востоке Юрия Трутнева, ни назначение исполняющим обязанности губернатора Хабаровского края Михаила Дегтярева – политика из той же партии ЛДПР, в которой состоял Сергей Фургал.

Прибытие Дегтярева в Хабаровск протестующих не успокоило, и перед зданием, где располагается региональная власть, уже появились демонстранты с плакатами, где от Дегтярева требуют покинуть город. Многие репортажи СМИ с места событий приводят слова людей, которые считают Сергея Фургала жертвой его разногласий с федеральной властью.

Полиция и Росгвардия не разгоняли протестующих в Хабаровске, что прямо противоположно реакции на выступления в Москве и Санкт-Петербурге: в самых крупных городах России редкая уличная акция обходится без массовых задержаний. При этом лозунги протестующих в Хабаровске крайне критически – и порой не слишком цензурно –оценивали лично президента России Владимира Путина и руководство федеральных силовых структур.

Означает ли это, что путинская «вертикаль власти», придуманная когда-то для установления в России стабильности и противодействия «цветным революциям», ослабла или дала сбой? Насколько это связано с тем, как россияне оценивают самого лидера страны, в этом году добившегося «обнуления» своих предыдущих сроков?

Николай Петров: «хабаровский случай» продемонстрировал слабость Путина

Старший эксперт британского аналитического института Чатэм-Хаус (Chatham House) Николай Петров в интервью Русской службе «Голоса Америки» напоминает, что Сергей Фургал победил на выборах в 2018 году на волне протестных настроений, традиционно существовавших на российском Дальнем Востоке и усилившихся после пенсионной реформы – будучи при этом вполне «системным» политиком: «Став губернатором, он не конфликтовал публично с Кремлем и с «партией власти», но сам факт того, что он сделал ряд полезных шагов в глазах хабаровчан, популистских шагов, привел к росту его популярности. И на его личной популярности в 2019 году была сформирована хабаровская Дума, в которой «Единой России» практически нет, а есть ЛДПР. И Фургал получил уникальную возможность реализовывать целый ряд своих обещаний и планов без сопротивления со стороны «Единой России».

«За два года Фургал превратился в «народного губернатора», популярность которого росла, а популярность Путина в крае падала. Это очень сильно беспокоило Кремль, и он повел себя грубо, арестовав Фургала со словами о его виновности в каких-то преступлениях, совершенных 15 лет назад, и, видимо, надеясь, что граждане этим удовлетворятся, и можно будет поставить своего губернатора. Это не сработало» –констатирует Николай Петров.

Эксперт Chatham House отмечает, что особенности представления Кремля о природе протеста в России в данном случае сыграли с центральной властью особенно злую шутку:

«Идея Кремля, и это очевидно из назначения Дегтярева, заключается в том, что если наблюдаются протесты, то кто-то их организует. И коль скоро Госдеп здесь обвинить сложно, значит – это ЛДПР, и, договорившись с ЛДПР о каком-то компромиссе, можно решить проблему протестов. На самом же деле люди протестуют, защищая именно Фургала, и оттого, что их игнорируют, принимая решения в Кремле. Это показывает, что протестные настроения, которые были сильны в 2018-м году, не рассосались, а, скорее, усилились, и мы очень скоро, в сентябре на региональных выборах, сможем проверить, так это или нет»

По мнению Николая Петрова, произошедшее в Хабаровске – это показатель «слабости и неадекватности действий Кремля», что может сыграть большую роль в сентябре этого года на региональных выборах в России: «Люди в тех регионах, где предстоят выборы губернаторов и законодательных собраний, вынесут из «хабаровского случая» совсем не представление о том, что Путин снова хозяин положения, и что Москва всем рулит, а понимание, что надо стоять за свои интересы, если они расходятся с планами и действиями Кремля».

Есть ли связь «хабаровского случая» с тем, насколько легитимным главой государства воспринимается Владимир Путин после «обнуления» им своих сроков?

Николай Петров считает, что есть, но опосредованная: «На Дальнем Востоке нет такого уж пристального внимания к тому, что произошло с Конституцией – они вообще привыкли жить очень сильно вдали от Москвы, и им просто кажется абсолютно возмутительным то, как Москва вмешивается и ломает им жизнь. Но, тем не менее, Путин совершил ошибку, настаивая на «общенародном голосовании» 1 июля, потому что привлек к этому повышенное внимание».

«Ему очень хотелось этим голосованием повысить свою легитимность и легитимность того, что он делает, а он достиг, скорее, обратного эффекта. Если до этого он был «хромой уткой», то сегодня он визуально меньше хромает только потому, что выстрелил себе в другую ногу, и на самом деле теперь он – утка, хромая на обе ноги» – считает Николай Петров, предполагая, что из этого будут делать выводы не только российские граждане, но и российские элиты, противоречия внутри которых с нарастанием активности разных игроков и групп могут увеличиться.

Анджела Стент: В Хабаровске люди кричали «Путин, уходи!»

Директор Центра изучения Евразии, России и Восточной Европы Джорджтаунского университета, профессор Анджела Стент (Angela Stent) в комментарии для Русской службы «Голоса Америки» говорит, что противоречие между официальными цифрами по «всенародному голосованию» и опросами общественного мнения выглядит примечательно:

«Данные достаточно противоречивы: с одной стороны, объявленная официально явка в 65 процентов при проведении «всенародного голосования» по поправкам, как и официальный результат в 78 процентов поддержки этих изменений в Конституцию, позволяют Путину теоретически править до 2036 года. Но если посмотреть на другие цифры, то мы видим, что только 25 процентов россиян доверяют Путину, а большинство опрошенных хотели бы каких-то изменений, нежели жизни по-старому».

Анждела Стент видит массовые уличные акции в Хабаровске явным подтверждением этого желания изменений и, соответственно, ослабления лидерских позиций Путина:

«Массовые протесты на Дальнем Востоке, где арестованный губернатор Хабаровского края не принадлежал к «Единой России», собирают десятки тысяч людей, многие из которых кричат «Путин, уходи!». Сам-то Путин, вероятно, верит в то, что он укрепил свою легитимность этим голосованием, но очевидно, что в глубине общества уже проявляется очень серьезная неудовлетворенность. Кроме того, положение в экономике, в общем, не слишком радостное, цены на нефть достаточно невысоки по сравнению с прежними уровнями, пандемия коронавируса не идет на спад».

«Я думаю, что из этого конституционного плебисцита Путин вышел не особенно укрепившимся» – делает вывод профессор Джорджтаунского университета Анджела Стент.

Репортер Русской Службы «Голоса Америки» в Москве. Сотрудничает с «Голосом Америки» с 2012 года. Долгое время работал корреспондентом и ведущим программ на Русской службе Би-Би-Си и «Радио Свобода». Специализация - международные отношения, политика и законодательство, права человека.

 

ИсточникиПравить

Эта статья содержит материалы из статьи «Хабаровский протест и легитимность Владимира Путина: есть ли связь?», опубликованной VOA News и находящейся в общественном достоянии (анг., рус.). Автор: Данила Гальперович.
Эта статья загружена автоматически ботом NewsBots и ещё не проверялась редакторами Викиновостей.
Любой участник может оформить статью: добавить иллюстрации, викифицировать, заполнить шаблоны и добавить категории.
Любой редактор может снять этот шаблон после оформления и проверки.
 

Комментарии:Хабаровский протест и легитимность Владимира Путина: есть ли связь?