Эксперты: кто виноват в смерти журналистки Ирины Славиной?

3 октября 2020 года

<dynamicpagelist>

category = Опубликовано category = Самосожжения notcategory = Не публиковать notcategory = Ожидаемые события по датам notcategory = Архивные новости notcategory=Викиновости коротко count = 4 stablepages = only suppresserrors = true namespace = Main addfirstcategorydate = true ordermethod = created

</dynamicpagelist><dynamicpagelist>

category = Опубликовано category = Протесты в России notcategory = Не публиковать notcategory = Викиновости коротко notcategory = Ожидаемые события по датам notcategory = Архивные новости count = 4 stablepages = only suppresserrors = true namespace = Main addfirstcategorydate = true ordermethod = created

</dynamicpagelist><dynamicpagelist>

category = Опубликовано category = Политика России notcategory = Не публиковать notcategory = Викиновости коротко notcategory = Ожидаемые события по датам notcategory = Архивные новости count = 4 stablepages = only suppresserrors = true namespace = Main addfirstcategorydate = true ordermethod = created

</dynamicpagelist><dynamicpagelist>

category = Опубликовано category = Журналистика России notcategory = Не публиковать notcategory = Викиновости коротко notcategory = Ожидаемые события по датам notcategory = Архивные новости count = 4 stablepages = only suppresserrors = true namespace = Main addfirstcategorydate = true ordermethod = created </dynamicpagelist>

Во второй половине дня в пятницу 2 октября стало известно о самоубийстве известной нижегородской журналистки Ирины Славиной. Главный редактор интернет-издания KozaPress привязала себя к скамейке у здания местного отделения МВД, после чего совершила акт публичного самосожжения. Случайные прохожие и полицейские пытались сбить пламя, но Славина отталкивала их. Незадолго до этого трагического происшествия она оставила на своей странице в FB надпись «В моей смерти прошу винить Российскую Федерацию».

Накануне в квартире Ирины Славиной прошел обыск в рамках уголовного дела против предпринимателя Михаила Иоселевича, обвиняемого в осуществлении деятельности организации, объявленной «нежелательной на территории РФ». Речь идет о движении «Открытая Россия», которое, по утверждениям его активистов, не имеют никакого отношения к одноименной организации, объявленной российскими властями «нежелательной».

Самой Славиной ранее также присуждали административные штрафы за репост собственных статей о лекциях движения «Открытая Россия».

Подвергалась она штрафам и за другие публикации на сайте KozaPress, а также за участие в оппозиционных акциях.

«Действия в отношении Ирины — государственный террор»

Нижегородский экологический активист Асхат Каюмов на просьбу корреспондента Русской службы «Голоса Америки» откликнуться на трагическую гибель Ирины Славиной ответил: «Это огромное человеческое горе. А еще это гигантская потеря для всего региона. В стране совсем немного честных журналистов, мы потеряли одну из них». И добавил, что сейчас он больше ничего сказать не может: «слишком больно».

Председатель нижегородского отделения Международного «Мемориала» Аркадий Галкер сказал, что Славина была самой известной в Нижнем Новгороде независимой журналисткой. «За ее публикациями очень следили. Причем, не только люди оппозиционно настроенные к власти, но, насколько я знаю, даже во властных кругах к статьям Ирины Славиной относились с особым вниманием, потому что там понимали, что это — ценная информация. И при этом люди во власти боялись, что их может наказать собственное начальство. В случае если Ирина Славина писала что-то негативное о наших городских чиновниках, у них бывали очень серьезные проблемы по службе», — отметил он в беседе с корреспондентом Русской службы «Голоса Америки».

Аркадий Галкер рассказал также, что Ирина Славина создала свой проект практически в одиночку, но он пользовался репутацией серьезного издания, которое читали не только в регионе, но и за его пределами.

«Мы с Ириной были хорошо знакомы, — продолжил он, — и особенно тесно взаимодействовали, когда готовили марши памяти Бориса Немцова. Ирина участвовала не только в их организации, но и освещала их в своем издании. А в 2019 году, когда мы отказались от организованного шествия, она сама пришла на то место, откуда мы начинали марш, и возглавила колонну. За что ее потом привлекли к административной ответственности и присудили штраф. Но она оказалась самым смелым человеком, который повел за собой тех, кто пришел почтить память Немцова в 4-ю годовщину его убийства», — поделился личными воспоминаниями руководитель нижегородского отделения Международного «Мемориала».

По мнению Аркадия Галкера, все происходящее в рамках «дела Михаила Иоселевича», всего лишь повод, для того, чтобы запугать активных оппонентов областных властей. «И среди тех, кого по этому делу проводят как свидетелей, Ирина была самым известным и самым опасным человеком. Потому что мне достоверно известно, что только к двоим (фигурантам дела — А. П.) пришли группы по десять человек с бензопилами, чтобы можно было за несколько минут срезать двери, если хозяева откажутся открывать. А именно — к самому Михаилу Иоселевичу и к Ирине Славиной. К другим активистам пришли не столь многочисленные группы силовиков и без специальной экипировки», — подчеркивает собеседник «Голос Америки». И заключает: «Я расцениваю эти действия в отношении Ирины, как государственный террор, как намеренное давление и запугивание. И в своих журналистских материалах, и в публичных заявлениях Ирина всегда была очень стойкой, и никогда не показывала, как ее ранит кампания травли, развязанная в нижегородской области, когда ее пытались всячески дискредитировать. И сейчас понятно, что в какой-то момент она просто не выдержала этого. И, безусловно, нужно понимать, что это российское государство убило Ирину Славину, если называть вещи своими именами».

Кстати, в субботу Управление Следственного комитета России по Нижегородской области заявило, что самосожжение Ирины Славиной никак не связано обыском, проводившимся в ее квартире. Поскольку Славина проходила по «делу Иоселевича» в качестве свидетеля, а не обвиняемой — подчеркивают в регональном отделении СКР.

Председатель межрегиональной общественной организации «Комитет против пыток», член Совета по правам человека Игорь Калипян в этой связи написал: «Видимо, по мнению представителей нижегородского СКР, психологическую травму от нападения на личное жилище может испытывать только обвиняемый. А законопослушный человек воспринимает утренний обыск командой в 12 человек с участием СОБРа нормально. И изъятию в ходе этого обыска цифровых носителей, блокнотов и компьютера, законопослушный человек, профессиональный журналист должен воспринимать с радостью и благодарностью».

«В Нижнем Новгороде — просто апофеоз мракобесия, жульничества, затыкания ртов, зачисток»

Политолог Александр Кынев был знаком с Ириной Славиной, которая неоднократно брала у него интервью и записывала его комментарии. «Меня эта история сильно шокировала, — признался он в беседе с корреспондентом Русской службы „Голоса Америки“. — Рационального объяснения этому я не вижу, потому что мне кажется, что в любой тяжелой ситуации человек всегда пытается сохранить жизнь — это главное, что у нас есть. Поэтому мне сложно понять мотивы, почему Ирина решила так поступить. Мы были знакомы, проводили вместе мероприятия по линии Комитета гражданских инициатив в Нижнем Новгороде, она была очень неравнодушным человеком».

Политическую ситуацию в Нижнем Новгороде, Кынев, по его словам, оценивает «со стороны», и она видится ему следующим образом: «Несколько лет назад там ушел со своего поста многолетний губернатор Валерий Шанцев. Многим он казался руководителем консервативного типа, при котором ничего не происходит. Но по большому счету, никаких зверств при Шанцеве тоже не было. Да, все было вялотекуще, но люди были живы и здоровы. Приходит молодой технократ Глеб Никитин, и что происходит в Нижнем в последние годы? Бесконечные уголовные дела против всех. Началось все с зачистки старой элиты бывшего мэра города. Дело этим не ограничивается и начинается травля журналистов — бесконечные штрафы, суды, обыски. Такой же прессинг начинается в отношении общественников. В прошлом году уволили из университета Виктора Ивановича Лысова — блестящего специалиста, очень уважаемого эксперта, бывшего помощника Бориса Немцова. Ту же Ирину Славину постоянно травили за публикации, выписывали штарфы. Она же сама вела этот ресурc (KozaPress), это был ее гражданский поступок».

Прошедшие 13 сентября выборы в городскую думу политолог называет «самыми сфальсифицированными в истории нижегородской области». «То, что мы видим в Нижнем Новгороде в последние три года — это просто апофеоз мракобесия, жульничества, затыкания ртов, зачисток и так далее.

Все это — чудовищно!», — возмущается Александр Кынев. «И, наверно, эта беспросветность, когда все становится только хуже и хуже, такого неравнодушного человека, как Ирина Славина, и довела до того, что случилось. А последней точкой стало личное унижение во время утреннего обыска, когда человека в нижнем белье заставляют переодеваться в присутствии посторонних, изымают всю технику, которая для нее является не только рабочим инструментом, но и средством выживания», — констатирует он. И добавляет, что в смерти журналистки виноваты и конкретные силовики, проводившие прессинг, и те, кто писал доносы на Славину, «и, конечно — система, которая порождает и тех, и других».

«Молчание поддерживается фашизацией решима, а фашизация поддерживается молчанием»

Социолог и публицист Игорь Яковенко считает, что самоубийство Ирины Славиной является наглядным, но не исключительным проявлением взаимоотношений российской государственной машины и журналистов. «Я думаю, что любой журналист, если он хочет таковым оставаться, в России периодически или даже постоянно испытывает некоторое отчаяние. Потому что профессия не востребована, она здесь просто тупиковая. Если хочешь быть журналистом в России, то начинаешь либо писать для себя, мало получая за это вознаграждения, либо тебя убивают, либо сажают в тюрьму. И трудно не испытывать от этого отчаяния», — оценил нынешнюю ситуацию Игорь Яковенко в беседе с корреспондентом Русской службы «Голоса Америки». По его мнению, в случае с Ириной Славиной отчаяние привело ее к трагическому решению. «Я хорошо понимаю эту журналистку», — добавил он.

В пятницу в социальных сетях стало часто упоминаться и самоубийство чешского студента Яна Палаха, который 16 января 1969 года совершил акт самосожжения на Вацлавской площади в Праге. Причем, главным поводом для самоубийства стало равнодушное отношение большинства тогдашнего населения Чехословакции к советской оккупации после подавления Пражской весны.

Сравнивая эти два эпизода, Игорь Яковенко отмечает: «На мой взгляд, это две стороны одной медали. Режим дошел до такой степени фашизации именно потому, что российское общество молчит. Здесь нет альтернативы — это одно явление и один процесс. А российское общество продолжает молчать, потому что при фашистском режиме протестовать довольно сложно. Это даже не симбиоз, а такая совместная эволюция, когда две системы развиваются, поддерживая друг друга. Молчание поддерживается фашизацией решима, а фашизация поддерживается благодаря молчанию. Такая вот положительная обратная связь. Поэтому аналогия с трагедией на Вацлавской площадью очевидна, и, я думаю, она правильная», — заключает Игорь Яковенко.

 

ИсточникиПравить

Эта статья содержит материалы из статьи «Кто виноват в смерти журналистки Ирины Славиной?», опубликованной VOA News и находящейся в общественном достоянии (анг., рус.). Автор: Анна Плотникова.
Эта статья загружена автоматически ботом NewsBots и ещё не проверялась редакторами Викиновостей.
Любой участник может оформить статью: добавить иллюстрации, викифицировать, заполнить шаблоны и добавить категории.
Любой редактор может снять этот шаблон после оформления и проверки.
 

Комментарии

Викиновости и Wikimedia Foundation не несут ответственности за любые материалы и точки зрения, находящиеся на странице и в разделе комментариев.
 
  • Тьма сгущается.
    Страшно и одиноко в темноте всем. Нужен свет. Если нет света, гори сам и свети. Это призыв ко всем нам. Милости Божией и Царствия Небесного светлой душе Ирины. Чурилова Галина пенсионерка. — Эта неподписанная реплика добавлена с IP 80.80.203.12 (о) 22:19, 4 октября 2020‎