Открыть главное меню

Прокуратуры Екатеринбурга и Свердловской области объединились в лице одного человека

23 декабря 2017

Представитель прокуратур Екатеринбурга и Свердловской области, а также заместителя Прокурора Екатеринбурга в суде

На судебном заседании 22 декабря 2017 года прокуратуры Екатеринбурга и Свердловской области, а также заместителя прокурора Екатеринбурга Венеру Курьякову представляла одна сотрудница. Объединение «всех прокуратур» в одном женском лице принесло плод в виде выигранного судебного дела.

Викиновости сообщали, что 7 декабря 2017 года Чкаловский районный суд Екатеринбурга начал рассматривать административный иск местного активиста Вячеслава Башкова к прокуратуре города Екатеринбурга. Суть дела такова: Вячеслав Башков неоднократно обращался в это ведомство по поводу «сомнительных» действий местных полицейских в отношении трудовых иностранных мигрантов. В одном из ответов заместитель прокурора Екатеринбурга Венера Курьякова сослалась на то, что полицейские проводили операцию по выявлению нелегалов на основании Поручения Президента России от 20 апреля 2017 года № 75-ПР. Башков обжаловал ответ Курьяковой её начальнице — прокурору Екатеринбурга Светлане Кузнецовой. Однако его жалоба поступила… самой Курьяковой, которая, как стало известно в суде, поручила её рассмотреть себе же. По итогам рассмотрения Курьякова оставила жалобу без движения.

7 декабря 2017 года Чкаловский районный суд Екатеринбурга принял решение о замене административного ответчика по делу. Теперь в деле появилось три соответчика — прокуратура Екатеринбурга, прокуратура Свердловской области и заместитель прокурора Екатеринбурга Венера Курьякова. Кроме того, в качестве заинтересованного лица было решено привлечь Управление Министерства внутренних дел России по городу Екатеринбургу, которое и занималось задержаниями нелегалов в рамках пресловутого поручения Президента России.

Сторона истца тщательно готовилась к встрече Венеры Курьяковой. Однако в суде появилась молодая женщина в форме. Оказалось, что она одновременно представляет прокуратуры Екатеринбурга и Свердловской области и лично Венеру Курьякову. Так три административных ответчика соединились в одном лице. Как пошутил адвокат истца, эта женщина была «от всех прокуратур». Таким образом в лице одного сотрудника объединились в одном судебном процессе вышестоящая и нижестоящая прокуратуры — проверяющие и те, кого по закону они обязаны проверять.

От Управления МВД России по Екатеринбургу была по доверенности девушка в гражданской одежде.

Представительница УМВД Екатеринбурга в суде (в гражданском)

Были приняты совершенно жесткие меры безопасности. Во-первых, как обычно, всех входящих в суд обыскивали судебные приставы. Во-вторых, судья вдруг потребовала предъявить паспорта также у «слушателей» — трёх общественных активистов, которые пришли в заседание в качестве зрителей. На удивлённый вопрос одного из слушателей о причинах такого шага, судья пояснила, что занесёт данные «слушателей» в протокол судебного заседания, а потом суд разъяснит слушателям их «права». На всякий случай изготовили и приобщили к делу копии пресс-карт журналистов, которые были в суде.

Фото- и видеосъёмку судья разрешила только представителям прессы, включая корреспондента Викиновостей. Слушателям же судья вести съёмку запретила. Кроме того, судья строго предупредила слушателей, чтобы те не разглашали сведения, которые узнают в ходе в процесса «в своих личных целях». Вероятно это и было разъяснением прав, так как других пояснений судья им не давала. Судья тщательно следила за поведением слушателей. Одну из слушателей она заставила отключить мобильный телефон, хотя он и не звонил. Не понравилось суду, что слушательница переписывается. Судья запретила любые реплики от слушателей. Когда пожилая активистка-зрительница подала тихую реплику «Нам страшно!», то сразу же получила от судьи предупреждение о том, что будет удалена из зала судебного заседания в случае повторения.

Адвокат административного истца Роман Качанов

В суде Башков и его представитель, адвокат Роман Качанов, свои требования поддержали. Выступали они очень эмоционально — судья постоянно им делала замечания и снимала их вопросы. Аргументация Башкова и Качанов сводилась к двум моментам. Во-первых, Курьякова не имела права рассматривать жалобу, в которой излагались нарушения, с её, Курьяковой, стороны. Представительница «всех прокуратур» пояснила, что, конечно, сотрудник прокуратуры не вправе самостоятельно рассматривать жалобу на свои нарушения. Однако, по словам представительницы «всех прокуратур», в случае истца никакого нарушения не было. Башков же не указал прямо, что «не согласен с ответом Курьяковой». Поэтому ни Кузнецова, ни Курьякова не поняли, что это жалоба на ответ Курьяковой.

Представительница «всех прокуратур» обратила внимание суда и истца, что на жалобе Башкова стоит виза Кузнецовой — прокурора Екатеринбурга. Действительно, виза стояла. Это было тем более удивительно, так как на прошлом судебном заседании представитель прокуратуры Екатеринбурга Андрей Малых признал, что на заявлении Башкова визы Кузнецовой не было.

По словам представительницы «всех прокуратур», схема рассмотрения жалобы Башкова была такой же, как и жалобы любого гражданина. Сначала жалоба поступила к прокурору Екатеринбурга Светлане Кузнецовой, которая все жалобы «расписывает» по своим заместителям. Заместители же жалобы «расписывают» по сотрудникам прокуратуры — «на исполнение».

Вторым аргументом истца стал сам факт ссылки в ответе заместителя прокурора Екатеринбурга Курьяковой на неопубликованное поручение Президента России. Башков пояснил, что был свидетелем того, как в мечетях, на стройках и на рынках Екатеринбурга местные полицейские массово задерживали мигрантов. Всех задержанных доставляли в отдел полиции, где после проверки документов подавляющее большинство отпускали с извинениями, а некоторых привлекали к административной ответственности. Башков заявил, что такие массовые задержания были незаконными, так как на момент задержания не было у полиции никаких доказательств, что задержанные совершили какие-либо правонарушения.

Судье не очень понравились такие рассуждения и она пыталась остановить его выступление, не давая перейти к обобщениям. Башков рассказал, что в 2016 году в Екатеринбурге происходили такие же массовые задержания мигрантов. Тогда он пожаловался в прокуратуру Екатеринбурга, которая запросила у полиции необходимые документы и массовые задержания прекратились. В 2017 году Башков узнал, что на одной из строек Екатеринбурга прошла подобная облава. Рассчитывая на тот же результат, он подал жалобу в прокуратуру Екатеринбурга. На этот раз ведомство просто внесло представление полиции касательно некоторых недостатков. Никаких документов в 2017 году прокуратура не истребовала и удовлетворилась ссылкой на неопубликованные (и не виденные ей) поручения президента России и приказ Управления МВД России по Свердловской области. На это представитель «всех прокуратур» пояснила, что даже после подачи Башковым настоящего иска никакой проверки со стороны прокуратуры не проводилось в виду отсутствия оснований.

Представительница Управления Министерства внутренних дел России по Екатеринбургу несколько пролила свет на массовые задержания иностранных мигрантов в Екатеринбурге в связи с поручением Президента России. Она сообщила, что задержания осуществлялись на основании Приказа Главного управления Министерства внутренних дел России по Свердловской области. Этот приказ «не затрагивает права граждан». Секретным документ не является и не имеет гриф «для служебного пользования». Однако, по словам представительницы Управления МВД по Екатеринбургу, это не означает, что приказ должен публиковаться. Этот документ не обнародовали, так как он касается только сотрудников МВД.

Заседание длилось около двух часов. За это время рассмотрение дела было полностью завершено и судья ушла в совещательную комнату. Затем она огласила резолютивную часть решения — в иске отказать полностью. На обжалование решения у сторон есть месяц со дня, когда будет изготовлено мотивировочная часть решения.

Башков заявил, что готов обжаловать решение.

 


 

ИсточникиПравить

Эта статья опубликована в Викиновостях и содержит эксклюзивный репортаж и исследования, написанные одним из участников нашего проекта специально для Викиновостей.

Если автор репортажа не указал свои источники, источником информации является он сам. Вы можете узнать, кто создал эту статью, из истории статьи: найдите в ней самую первую правку; тот, кто её внёс, и является автором статьи. Если у вас есть замечания или предложения, первым делом напишите о них на странице обсуждения. Если у автора имелись в распоряжении не все факты, дополните статью известной вам информацией. Если с течением времени ситуация изменилась, напишите о новых фактах в новой статье. Если у вас есть вопросы к участникам русских Викиновостей, напишите на форум.
 

Комментарии

Викиновости и Wikimedia Foundation не несут ответственности за любые материалы и точки зрения, находящиеся на странице и в разделе комментариев.
 
  • Спасибо за репортаж! Почитать бы этот «Приказ Главного управления Министерства внутренних дел России по Свердловской области». Очень интересно. --cаша (krassotkin) 16:49, 23 декабря 2017 (UTC)
    • Приказ мне вряд ли дадут, раз он "служебный". Но поручение президента его Администрация возможно сообщит. В этом деле есть очень любопытный момент. В России ввели недавно предусмотренное Конституцией РФ еще в 1993 году административное судопроизводство. То есть любой человек может обжаловать любой нормативный акт не только в рамках гражданского судопроизводства, но и в административном порядке. Правда замечательно. Тут же общественники загорелись мыслью, что по закону могут в суд вызвать представителей всех органов и допросить. Описанный мной процесс показывает как реально все это профанируют. Закон разрешает одному человеку представлять сразу нескольких административных ответчиков. Так тут и получилось. Сторона истца жаждала перед камерами допросить и зампрокурора Екатеринбурга, и Свердловскую областную прокуратуру, и прокуратуру Екатеринбурга. А потом независимый и обладающий реальными (по закону) полномочиями судья вынесет решение и сможет поставить на место даже Свердловскую областную прокуратуру. Вместо этого пришла девушка, которая вообще не при делах - от всех прокуратур. И это всех устраивает. Так процесс превратился в имитацию правосудия. В общем наше с тобой право подать административный иск есть, но реально оно не работает. Иван Абатуров (обсуждение) 11:10, 24 декабря 2017 (UTC)
      • «Служебный» не означает гриф «для служебного пользования». Кроме того, документы с такими правовыми последствиями нельзя «секретить». Тем более из статьи следует, что он не закрытый. Поэтому по журналистскому запросу обязаны предоставить. А если нет, то можно пожаловаться в прокуратуру ;--). --cаша (krassotkin)
        • В суде представительница УМВД по Екатеринбургу сообщила, что грифа «для служебного пользования» на документе нет, но он служебный, так как касается только сотрудников МВД и поэтому мол его не публикуют. Иван Абатуров (обсуждение) 18:32, 24 декабря 2017 (UTC)