Открыть главное меню

Ройзман и девушка в строгом ошейнике на суде над навальнистами

25 сентября 2018

В Екатеринбурге началась вторая волна судебных процессов в отношении лиц, задержанных на последней акции Навального. 24 сентября 2018 года Кировский районный суд города Екатеринбурга рассмотрел дела сразу восьми активистов. Поддержать навальнистов пришли экс-мэр Екатеринбурга Евгений Ройзман и девушка в строгом ошейнике. Корреспондент Викиновостей посетил это разбирательство и убедился, что поддержка не привела к смягчению наказания.

Возникновение второй волны судебных процессов
Судья Лариса Шаньгина оглашает решение по делу Бориса Реченко

Викиновости сообщали, что 9 сентября 2018 года власти исключительно жестко разогнали митинг сторонников Навального против пенсионной реформы в Екатеринбурге. Было около 200 задержанных, которых ждал суд.

В течение первой недели после разгона в Екатеринбурге прошли суды над «повторниками», то есть задержанными, которые ранее привлекались за нарушение порядка проведения уличной акции или участия в ней. Четверо «повторников» — Максим Фокин, Виктор Балдин, Ирина Норман и Елена Парий — получили большие сроки административного ареста. Женщинам дали по 15 суток, мужчинам по 25 суток.

Никакие смягчающие обстоятельства вроде ребенка-инвалида у дальнобойщика Максима Фокина или эпилепсии у Ирины Норман не спасли их от арестов. Ирина Норман, в защиту которой началась мощная общественная кампания, была досрочно отпущена из-под ареста.

Вторая волна судебных процессов коснулась «штрафников» — тех, кто ранее не привлекался к административной ответственности по статье 20.2 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

Тактика защиты разная — результат один
Антон Кодратов после суда

24 сентября 2018 года первые восемь дел «штрафников» рассмотрел Кировский районный суд Екатеринбурга. Дела рассматривались одновременно четырьмя судьями: по два активиста на состав суда. Корреспондент Викиновостей посетил дела четырех активистов.

Все четыре привлекаемые лица были задержаны в самом начале шествия. Однако каждый выбрал свою тактику защиты. Лифшиц не пришел на суд. Секретарь судьи Дениса Абашева дважды вызывала Лифшица. Корреспондент Викиновостей сообщил ей, что хотел бы посетить процесс. Секретарь не реагировала и в зал не звала. Из информации в карточке дела непонятно был ли наказан Лифшиц.

Вторым привлекаемым лицом стал Антон Кодратов, молодой (21 год) неработающий человек. Он был одет в плащ и имел на голове уши. Корреспондент Викиновостей видел его задержание. Кодратов пояснил, что задерживавший его полицейский посчитал его гомосексуалом. Привлекаемый ранее не привлекался к ответственности и в суде был впервые.

По делу Кодратова был представитель штаба Навального, но защитника привлекаемому лицу не предоставили. С Кодратовым была его девушка в строгом ошейнике. К ошейнику было приделано несколько колец, за которые девушку можно было привязать. Видно было, что она переживала за своего друга.

Судья Денис Абашев вел себя жестко. Он неохотно разрешил Кодратову ознакомиться с материалами дела и был крайне недоволен тем, что тот долго изучал подписку о разъяснении ему прав.

Процесс прошел быстро. Судья огласил протокол и кратко пересказал материалы дела. В деле были объяснения трех сотрудников Министерства общественной безопасности Свердловской области (структура, согласующая все уличные акции в Екатеринбурге). Все трое указали, что в толпе участников не санкционированного властями митинга был Кодратов. Как они его опознали, понять было из оглашенных объяснений, невозможно. Ранее Кодратов с этой структурой не сталкивался и заявки на уличные акции не подавал.

В деле Кодратова был диск с видеозаписью. Судья послал секретаря за ноутбуком. Однако оборудование не понадобилось — Кодратов сообщил, что нет необходимости просматривать видео. Далее судья удалился в совещательную комнату и после возвращения огласил решение — 10 тысяч штрафа. На рассмотрение дела Кодратова понадобилось около часа.

Процесс Игоря Милькова собрал больше всего журналистов. Вероятно популярность была обусловлена тем, что свидетелем защиты по этому делу был экс-мэр Екатеринбурга Евгений Ройзман. История Милькова душещипательна.

Мильков пришел на шествие Навального с женой. Во время второй волны задержаний полицейские потащили супругу Милькова в автобус. Мильков вступился за нее, после чего сам был задержан. Ройзман подтвердил этот факт. Защиту Милькова осуществлял известный адвокат Алексей Бушмаков. В зале присутствовала юрист «Открытой России» Юлия Федотова. Впрочем на оглашение решения по Милькову почти никого не осталось — ни Ройзмана, ни Бушмакова, ни Федотовой. Ушли также почти все журналисты.

Рассмотрение дела Милькова заняло часа два с половиной. Судья Лариса Шаньгина огласила решение — Милькову 10 тысяч штрафа, причем он вправе подать «апелляционную жалобу» на это решение.

Свидетель Владислав Коровин

Около часа занял четвертый процесс. По нему проходил Борис Реченко, который в прошлом дважды привлекался к административной ответственности за нарушение порядка участия в уличной акции. Первый раз ему дали административный штраф, второй — 7 суток ареста. Однако так как с момента отсидки прошло более года, то Реченко считался не привлекавшимся к административной ответственности. Поэтому арест ему не грозил.

В отличие от других привлекаемых лиц, чьи дела рассматривались 24 сентября 2018 года, Реченко был фактическим организатором шествия 9 сентября 2018 года. Именно он с мегафоном в руках призывал на площади Кирова (начало шествия) всех идти к Октябрьской площади.

Реченко был задержан. Об обстоятельствах его задержания есть две версии. Сам Реченко сообщил, что при задержании его толкнули в спину, а один из полицейских ударил в грудь.

Сотрудник полиции привели в рапорте иную версию. Мол Реченко кричал: «Полиция — рабы Путина». Затем Реченко поскользнулся на мокром асфальте и разбил свой мегафон при падении. После этого сотрудник полиции сопроводил Реченко в служебный автобус, не применяя к нему спецсредства и физическую силу.

Вероятно достоверной была версия Реченко, подтвержденная видеозаписью. Реченко задерживали несколько полицейских, причем весьма грубо. Реченко пояснил, что был после задержания из полиции отправлен на машине «скорой помощи». Этот факт также говорит, что все же силу к Реченко применили.

В суде оказалось, что у Реченко защитник был при составлении протокола, но в суд не явился по болезни. Судья поинтересовалась не будет ли Реченко ходатайствовать об отложении судебного разбирательства. Привлекаемое лицо ответило, что согласно на рассмотрение без защитника. Просмотрели видеозапись. Вину Реченко не признал и сам весьма активно защищался.

У Реченко был свидетель Владислав Коровин, который видел его задержание, но сам избежал такой же участи. Коровин — молодой парень чуть моложе Реченко. Его допросили. Судья пошла в совещательную комнату, но тут ее остановил Реченко и предложил приобщить к материалам дела справку о своих доходах. Формально это было процессуальным нарушением, так как дело уже было рассмотрено. Но судья справку приобщила без ее оглашения. По возвращению судья огласила решение — 10 тысяч штрафа. Несмотря на то, что во всех решениях о штрафах с активистах фигурировало утверждение, что суд учел материальное положение привлекаемого лица, только в отношении Реченко это было правдой. Доходы остальных активистов судьи не выясняли.

Майор полиции выполняет функции помощника судьи
Борис Реченко — один из фактических организаторов акции 9 сентября 2018 года

Отличием второй волны дел было то, что на них не выступали в качестве фактических обвинителей офицеры полиции, составившие протоколы об административных правонарушениях. Это тоже было в новинку — до того в Екатеринбурге офицер полиции, составивший протокол, приходит в суд и дает показания по протоколу. По «арестникам», задержанным 9 сентября 2018 года, так и было. Однако по «штрафникам» полицейские решили не соблюдать этой формальности. Впрочем офицеры полиции показали себя в ином качестве.

Майор полиции Бабинова 24 сентября 2018 года исполняла функции… помощника судьи Дениса Абашева. Бабинова (правда в гражданской одежде) принесла после завершения судебного заседания расписку для судьи Абашева и предложила ее заполнить Антону Кодратову. После заполнения Бабинова отнесла расписку и передала ее секретарю Абашева. С такой формой единства полиции и суда корреспондент Викиновостей столкнулся в Екатеринбурге впервые.

Неожиданную откровенность проявили сотрудники полиции в письменных объяснениях. В рапорте полицейского Филиппова по делу Реченко впервые рассказывалось о механизме реагирования властей в Екатеринбурге на несанкционированные акции.

Филиппов сообщал, что из Министерства общественной безопасности Свердловской области в полицию поступило уведомление о проведении 9 сентября 2018 года в Екатеринбурге митинга численностью в 5 тысяч человек. Поэтому полицейские составили «план обеспечения безопасности граждан». Именно по этому плану Филиппов осуществлял охрану общественного порядка в день митинга и задерживал Реченко.

Неизвестно почему сотрудники полиции так откровенничали в своих объяснениях. Однако точно известно, что протоколы в отношении задержанных составлялись с такими нарушениями, что их захотели поправить сами стражи порядка. Причем поправили весьма странным образом: фигурантам протоколов были разосланы СМС-сообщения, в которых их приглашали прибыть в полицию для исправления протокола. Когда правозащитники перешли по адресу, с которого прислали СМС, то увидели весьма «няшные» фото одного из офицеров полиции. Подобная рассылка мало имеет общего с законом, так как Кодекс об административных правонарушениях Российской Федерации не предусматривает подобной правки протокола с вызовом привлекаемого лица. Но возможно, что кто-то из привлеченных лиц согласится и придет к сотруднкиам полиции.

Отличием новой серии процессов было отсутствие в суде сотрудников Министерства общественной безопасности Свердловской области. Обычно они дают показания в отношении привлекаемых лиц в суде, подтверждая собственные письменные объяснения. На этот раз никто этих чиновников в суд не вызывал. Кратко оглашались только их объяснения.

В своих объяснениях по «штрафникам» сотрудники областного Министерства проявили больше откровенности, чем в объяснениях для дел «арестников». В частности, пояснили, что Министерство рассматривало акцию 9 сентября 2018 года как одну из форм предвыборной агитации. Старший по должности сотрудник Министерства Олег Малишевский сообщил в объяснении, что фактическим организатором акции был штаб Навального.

Некоторые показания сотрудников Министерства выглядели подозрительно и явно нуждались в проверке путем допроса в судебном заседании. Например, все три сотрудника в объяснениях назвали фамилии задержанных лиц. Борис Реченко еще мог быть им известен, так как дважды привлекался к ответственности. На этот факт указал сотрудник Министерства Олег Малишевский, подчеркнувший, что Реченко выводов из наказания не сделал. Как чиновники узнали фамилии других задержанных, которые ранее не привлекались и заявки на участие в уличных акциях не подавали, было совершенно непонятно.

Штаб Навального ограничился посылкой наблюдателя на каждый процесс. Этот человек вел видеосъемку и даже пытался консультировать привлекаемое лицо. Обеспечивать защитниками всех привлекаемых лиц штаб либо не смог, либо не захотел. При составлении протоколов в полицейском подвале защитников предоставили.

Вероятно необеспечение юристами в суде было связано с тем, что в среде активистов распространено убеждение в том, что задержанным первый раз грозит только минимальный штраф. Поэтому штаб ограничился наблюдением, хотя и не терял контакта с привлекаемыми лицами. В частности, Кодратову было дано от штаба указание сфотографировать и переслать материалы дела.

Что касается четырех остальных активистов, дела которых рассматривал Кировский районный суд 24 сентября 2018 года, то с сайта суда известно, то им судьями Крестиной Упоровой и Екатериной Иванченко было назначено административное наказание в тот день.

Накануне вечером (23 сентября 2018 года) корреспондент Викиновостей проверил сайт Кировского районного суда города Екатеринбурга — там не было никакой информации о том, что дела этих активистов поступили в суд и будут рассматриваться на следующий день. Однако 25 сентября 2018 года информация о том, что эти дела поступили и уже рассмотрены, на сайте суда появилась.

Таким образом, вторая волна судебных процессов над активистами Навального показала, что разбирательство по делам о нарушении порядка участия в акциях Навального в судах Екатеринбурга стали проводить в упрощенном режиме: без допроса лиц, составивших протокол, без вызова представителей согласующего акции органа власти. Вполне достаточно просто письменных объяснений указанных лиц. Выносимые судебные решения отличались перечнем смягчающих обстоятельств. Но наказание было одно — 10 тысяч рублей штрафа каждому.


 

ИсточникиПравить

Эта статья опубликована в Викиновостях и содержит эксклюзивный репортаж и исследования, написанные одним из участников нашего проекта специально для Викиновостей.

Если автор репортажа не указал свои источники, источником информации является он сам. Вы можете узнать, кто создал эту статью, из истории статьи: найдите в ней самую первую правку; тот, кто её внёс, и является автором статьи. Если у вас есть замечания или предложения, первым делом напишите о них на странице обсуждения. Если у автора имелись в распоряжении не все факты, дополните статью известной вам информацией. Если с течением времени ситуация изменилась, напишите о новых фактах в новой статье. Если у вас есть вопросы к участникам русских Викиновостей, напишите на форум.
 

Комментарии

Викиновости и Wikimedia Foundation не несут ответственности за любые материалы и точки зрения, находящиеся на странице и в разделе комментариев.
 
  • Хм, «навальнисты» в заголовок. Круто! Ты скоро их будешь по Золотовски склонять и в хвост, и в гриву. Ну, в принципе, я в прошлый раз набросал примерный текст про них.--Леонид Макаров (обсуждение) 19:19, 25 сентября 2018 (UTC)
  • Всё ждал фото девушки в строгом ошейнике, а нету, опять обманули. --cаша (krassotkin) 19:31, 25 сентября 2018 (UTC)
  • Хм, «навальнисты» в заголовок. Не круто! Стараниями кремлеботов это выражение имеет скорее негативный оттенок, да и сути не отображает: прийти на акцию Навального совсем не значит относится к нему, как ватники к Путину, это скорее выражение несогласия с политикой единосеков. И да, разделяю негодование Саши, девушка в ошейнике, желательно только в нем, была бы весьма... -- SAV 21:39, 25 сентября 2018 (UTC)
    • (1) Я не стал девушку фотографировать, хотя мне и предлагали ее. Потом уже сообразил, что украсила бы, но уже поздно. Моя промашка. (2) Что касается понятия «навальнисты», то впервые это слово я услышал от несистемного левого из Ижевска года два назад. Он говорил, что сотрудничает с навальнистами. Тогда эт слово не имело негативного оттенка. В Екатеринбурге вместо навальнисты используется слово «навальнята». Причем как в положительном, так и в отрицательном контексте. В частности, слово «навальнята» упоминали члены движения «Екатеринбург за свободу», которые к Навальному положительно относятся. И одновременно мой коллега, который брал у защитницы Норман Юлии Федотовой комментарий (дело было в областном суде после суда над Норман за 9 сентября 2018 года), то прямо говорил при мне: «ненавижу навальнят». Лично я счел, что «навальнята» не особенно звучит — слишком уменьшительно-ласкательное значение. Все равно, что «путинята». Поэтому как есть путинисты, так и есть навальнисты. (3) Что касается того, что не все пришедшие на акцию Навального поддерживают Навального. Это верно. Но и на пропутинских акциях многие критично относятся к нему, а некоторых заставили. Важно другое - тот, кто пришел на акцию Навального по определению ему симпатизирует или полагает, что в Навальном больше плюса, чем минуса. Иначе бы не пришел. Иван Абатуров (обсуждение) 19:47, 26 сентября 2018 (UTC)
      • А знаешь, я потом подумал, в наших силах сделать, чтобы это слово звучало гордо. Уж полюбому лучше единосеков и путирасни. -- SAV 22:08, 26 сентября 2018 (UTC)